Новости

Как неудачный бизнес породил под Нижневартовском свалку покрышек, которую видно из космоса

В 80 км от поверхности Земли начинается линия Кармана — граница космоса. Если подняться на это расстояние и посмотреть в хорошую оптику, можно увидеть Великую Китайскую стену. Или гигантскую свалку покрышек под Нижневартовском, которая в любой момент может в буквальном смысле отравить жизнь целому городу.

NEFT рассказывает историю, как неудачный бизнес троих югорчан и запутанность российских законов создали экологическую проблему, которую придется решать годами.

Часть первая, в которой югорские бизнесмены находят отличную идею для стартапа

31 января далекого 1995 года группа нижневартовских бизнесменов зарегистрировала ООО «Березка». Через несколько лет, в начале 2000-х, молодые предприниматели решили заработать, утилизируя покрышки со старой советской свалки в 150 метрах от северной границы Нижневартовска.

«На этом участке покрышки накапливались с 1980-х годов», — рассказывает Егор Збродов. Сейчас он первый замдиректора в департаменте недропользования и природных ресурсов ХМАО. Но до 2019 года Збродов работал в Нижневартовском лесничестве и хорошо знает эту историю. 

 

 

 

 

 

 

 

Участок …36691 занимает 16 га. На нем хорошо видны покрышки, водоем, а в нижней части — белые мешки с резиновыми чипсами / Изображение: NEFT

 

 

Участок …36691 занимает 16 га. На нем хорошо видны покрышки, водоем, а в нижней части — белые мешки с резиновыми чипсами / Изображение: NEFT

 

Есть две версии, как бизнесмены должны были заработать на ликвидации свалки. По словам Збродова, владельцы «Березки» собирались оформить советскую свалку как официальный полигон утилизации автомобильных покрышек, а затем рубить и старые, и более свежие шины на так называемые чипсы — плоские куски резины размером примерно 5×5 см. Этот «полуфабрикат» гораздо проще и дешевле транспортировать, чем полноценные колеса. Чипсы готовы покупать предприятия, делающие, например, резиновые покрытия для стадионов.

У замглавы Природнадзора ХМАО Алексея Ковалевского другие данные. Он говорит, что «Березка» рассчитывала заработать на захоронении резины. Проект компания отправила на государственную экологическую экспертизу — и его поддержали. «На федеральном уровне эти покрышки предлагалось просто захоронить, — рассказывает Ковалевский. — Кто именно это согласовал, чем руководствовался — я не знаю, это было в начале 2000-х. Вообще по тому проекту, который приняли федеральные природоохранные органы, допускалось закопать здесь до 2,5 млн покрышек. В целом, в некоторых странах так поступают: захороняют отходы до тех пор, пока не появится хорошая технология их переработки. Но в Нижневартовске, сами понимаете, никто их откапывать не собирался».

Так или иначе, в 2001 году администрация Нижневартовского района, действуя от имени собственника земли — Российской Федерации — сдала 16-гектарный участок с кадастровым номером 86:04:0000001:36691 в аренду «Березке». Бизнесмены взялись за дело — на старую советскую свалку стали свозить новые покрышки со всего округа. 

Вот только бизнес «Березки» внезапно оказался незаконным.

 

 

 

 

 

 

 

Так бывшие владения «Березки» выглядят со спутника. Размер сопоставим с садовым кооперативом неподалеку / Изображение: NEFT

 

 

Так бывшие владения «Березки» выглядят со спутника. Размер сопоставим с садовым кооперативом неподалеку / Изображение: NEFT

 

Часть вторая, в которой становится ясно, что делать бизнес на ликвидации свалок в 2000-х — так себе задумка


Как писала «ЮграПро», на каком-то этапе выяснилось, что арендованная земля относится к лесному фонду. Российские законы запрещают устраивать полигоны отходов на участках такого типа. В каком году ситуация прояснилась, история умалчивает. Но до этого момента на земле скопилось уже до 1,2 млн покрышек. 

Имена тех, кто согласовывал полигон на охраняемом участке, кто выдал предпринимателям эту землю в аренду под указанные нужды и кто впоследствии проект завернул, NEFT выяснить не удалось. Прояснить это могли бы учредители «Березки», но они не идут на контакт.

Василий Власюк, вышедший из состава учредителей в апреле 2017 года, и Андрей Кузьмин не берут трубки. В открытых ими действующих предприятиях на звонки редакции тоже не отвечают или просят больше не звонить. Телефон Юрия Азикова взяла его жена. Выслушав вопрос о том, что NEFT пишет о переработке злополучных шин, она ответила, что ее муж не станет говорить с журналистами, так как серьезно болен.

 

 

 

 

 

 

 

Последний раз Юрий Азиков появлялся перед камерами с объяснениями в 2017 году / Скриншот из сюжета «Вести Югория» (в 2021 году видео недоступно)

 

 

Последний раз Юрий Азиков появлялся перед камерами с объяснениями в 2017 году / Скриншот из сюжета «Вести Югория» (в 2021 году видео недоступно)

 

Скрытность героев не удивительна: «Березке» выписывали многомиллионные штрафы за загрязнение лесных земель и просрочки с их очисткой. По данным Северо-Уральского межрегионального управления Росприроднадзора, в 2017 году предприятие заплатило в федеральный бюджет 243,6 млн рублей. Так суд оценил ущерб, который покрышки нанесли окружающей среде за годы складирования под открытым небом.

Но это не все взыскания. В управлении Федеральной службы судебных приставов по ХМАО NEFT рассказали, что к середине июля 2021 года за «Березкой» продолжают числиться девять исполнительных производств. Их общая сумма — чуть больше 1 млн рублей. Еще 27 исполнительных производств на сумму 2,9 млн рублей уже закрыты: эти деньги никто не будет требовать, потому что приставы не могут найти предпринимателей, которые залегли на дно. 

В итоге почти 250 млн рублей штрафов растворились в бюджете, а в 150 метрах от 300-тысячного города оказалась гигантская опасная свалка.

Часть третья. Почему свалка покрышек возле города с каждым годом становится все опаснее и причем тут глобальное потепление

Сама по себе резина не вредна. Поэтому покрышки относятся к четвертому классу отходов — малоопасным. Считается, что если убрать такое загрязнение, экосистеме понадобится не больше трех лет на восстановление.

Однако проблема в том, что за время эксплуатации колеса собирают на дороге все подряд — в том числе продукты распада топлива, масляные пятна, соединения тяжелых металлов. Дожди постепенно смывают грязь с валяющихся покрышек, вода проникает в почву и подземные источники. Все это попадает к вартовчанам через водопровод, через овощи, ягоды и грибы, выросшие на отравленной земле и политые грязной водой, а также через любимую всеми местную рыбу. 

Вторая беда — резина прекрасно загорается, тяжело тушится и создает ядовитый дым. «С точки зрения пожарной безопасности это сложный объект, — отмечает Алексей Ковалевский. — Если произойдет возгорание, Нижневартовск этим еще долго дышать будет: туда же не подъедешь так просто, чтобы потушить. А от резины идет не просто дым: в нем много вредных веществ».

У склада покрышек есть и другая, не самая очевидная опасность. Каждая шина — это резервуар для воды. В каждом таком микроводоеме, который хорошо прогревается на солнце, но очень медленно испаряется, получаются идеальные условия для размножения комаров. Не то чтобы в Нижневартовске не привыкли к кровососущим — но зачем повышать их количество?

Кроме того, благодаря перевозке товаров и туризму комары тропических видов успешно мигрируют на север. Глобальное потепление помогает экзотическим насекомым все лучше приживаться в России — на это уже обращает внимание Роспотребнадзор. Свалки, подобные нижневартовской, станут отличной «фермой» для заморских гостей — ведь уже сейчас климат в Югре ближе к уральскому, чем к суровому северному.

Наконец, землю, которая годами засорена, перестают воспринимать как объект, который нужно защищать и беречь. Со временем люди начинают привозить к покрышкам и другие отходы: вывозят строительный мусор, бросают мешки из окна машины, сваливают растительные остатки. И уже эти отходы становятся кормом для бактерий, в первую очередь — анаэробных, то есть, живущих без кислорода. Они вырабатывают метан и сероводород, получается так называемый свалочный газ. Он опасен и сам по себе, и как горючая смесь, накапливается в полостях шин и распространяется по окрестностям. Одна искра — и свалка полыхнет. Для сравнения: в 2018 году, когда под Нижневартовском загорелся полигон бытовых отходов, его тушили два дня. Клубы дыма были видны из любой точки города.

«Задача Природнадзора ХМАО по этой свалке сводится к тому, чтобы на этом участке не появились отходы иного состава, — подчеркивает Ковалевский. — Мы в свое время довели ситуацию до судебного решения. Но дальше вмешиваться не имеем права. Максимум, как можем еще повлиять — консультировать, какие организации могли бы помочь с переработкой, у кого есть лицензии. А пока просто обеспечиваем безопасность территории: чтобы туда не навалили лишнего и кладбище покрышек не стало обычной свалкой».

Часть четвертая, в которой российские законы превращают свалку в Лернейскую гидру


Югорские чиновники пытались победить кладбище покрышек с 2012 года. К концу 2017 года нижневартовское лесничество, районная администрация, Природнадзор и прокуратура довели дело до суда. Тот вынес постановление, что бизнесмены должны возместить ущерб, нанесенный природе — почти 244 млн рублей, и убрать покрышки.

Решение совпало с ожидаемым визитом куратора федерального проекта «Генеральная уборка» от «Общероссийского народного фронта» Владимира Гутенева. Но ревизор из Москвы не приехал, а руководство компании скрылось — и убирать покрышки стало некому.

«Данный объект был собственностью „Березки“. Без решения собственника нельзя было ничего делать, — поясняет Алексей Ковалевский. — А когда судебное решение об уборке настала пора исполнить, бенефициары не придумали ничего лучше, чем исчезнуть».

 

 

 

 

 

 

 

Так свалка выглядела в 2017 году / Фото: штаб ОНФ в ХМАО

 

 

Так свалка выглядела в 2017 году / Фото: штаб ОНФ в ХМАО

 

В том же 2017 году администрация Нижневартовского района расторгла с «Березкой» договор аренды земли. С тех пор участком снова распоряжается государство. Точнее, эту землю в аренду предоставляет департамент недропользования и природных ресурсов ХМАО. Проблема в том, что отходы, которые лежат на государственной земле, все еще принадлежат «Березке».

«Мы можем сдать кому-то эту землю, но ею невозможно пользоваться, пока «Березка» не заберет свое имущество. А если новый арендатор этой земли захочет по собственной инициативе, в установленном законом порядке, все эти покрышки переработать — могут появиться бывшие владельцы и сказать: «Вы утилизировали наше имущество? Платите неустойку!» — комментирует Егор Збродов.

Было бы проще, если бы у этих отходов не было владельца. Тогда свалку внесли бы в специальный реестр, провели конкурс и нашли бы подрядчика для очистки территории. Но «Березка» все еще существует, поэтому порядок другой. Служба судебных приставов должна либо найти собственников, либо сама (без конкурса от властей) отыскать третье лицо, которое исполнит решение суда за виновника.

Приставы заключили контракт на утилизацию отходов с тобольским ООО «Экос». Предполагалось, что тобольцы наведут порядок, а бывшим владельцам «Березки» выставят счет за работу, сделанную другой компанией. Но и этот проект не случился. Оказалось, что у ООО «Экос» нет лицензий на то, чтобы перерабатывать покрышки и вообще работать с отходами. По данным «Зеленого фронта», судебные приставы уже прекратили сотрудничество с тобольской компанией. Быстро найти другого подрядчика у УФССП не получилось.

 

 

 

 

 

 

 

УФССП официально заявило, что расторгает договор с «Экосом» / Фото: экологическая общественная организация «Зеленый фронт»

 

 

УФССП официально заявило, что расторгает договор с «Экосом» / Фото: экологическая общественная организация «Зеленый фронт»

 

Часть пятая, в которой гигантская свалка не желает сдаваться властям и крупному бизнесу

Российские законы продуманы столь тщательно, что ни деппромышленности, ни депнедр, ни губернатор, ни другие чиновники не имеют права распорядиться, чтобы свалку убрали. Но глава региона Наталья Комарова коснулась этого вопроса в мае 2021 года на прямом эфире, посвященном экологии и предложила свое решение: подключить к переработке «Сургутнефтегаз» (СНГ), который регулярно решает острые социальные вопросы жителей ХМАО и лично президента Путина.

Онлайн-эфир по охране окружающей среды, 28 мая 2021 года. Свалку покрышек обсуждают с 38:40.

В 215 км от свалки, в Сургуте, у СНГ есть собственный цех по переработке шин. Так компания решила проблему с отходами от своего автопарка, при этом умудрившись на этом зарабатывать. Дочерняя компания СНГ — «Сургутнефтедорстройремонт» — торгует крошкой от сургутнефтегазовских шин сама.

Но, судя по всему, предприятие свалкой не заинтересовалось. Сначала эта информация появилась в нескольких телеграм-каналах ХМАО, затем ее косвенно подтвердил NEFT Алексей Ковалевский: «Цех „Сургутнефтегаза“ закладывался строго под их потребности. На прием чужих покрышек они не рассчитывали. Они бизнесмены, и понимают, что это лишняя проблема: наплодить резиновой крошки, а потом не знать, где ее хранить и куда девать. Да и логистика будет стоит дорого: каждая такая покрышка станет золотой». В самом предприятии на обращения NEFT не ответили.

А почему нельзя просто сжечь все адским пламенем?

Часть шестая, в которой появляется смутный луч надежды — и быстро упирается в очередное противоречие

На счастье жителей Нижневартовска, желающие переработать резину в регионе есть. 9 июля 2021 года при департаменте промышленности ХМАО прошло рабочее совещание. В нем участвовали представители деппрома и депнедр, а также восьми компаний, которые готовы включиться в переработку свалки.

Там власти договорились, что каждая компания представит в департамент промышленности инвестпроект по переработке, из них выберут три-четыре лучших и отправят их судебным приставам. УФССП останется принять предложения и решить, наконец, проблему.

«Если будут работать одновременно несколько подрядчиков, переработка пойдет быстрее, — уверен Егор Збродов.— Упираться в то, есть ли у этих компаний лицензии, на мой взгляд, не стоит. Они могут передать эту функцию тем, у есть лицензия, например, на перевозку шин с участка до места переработки. Либо получат лицензию, когда закупят оборудование. Проблема сейчас в том, чтобы найти компанию, которая все это организует, упорядочит, четко пропишет, кто куда вывозит отходы и на каких мощностях перерабатывает. А самое главное — сделает это без привлечения дополнительных средств от государства».

 

 

 

 

 

 

 

Резиновая крошка, которую можно получать при переработке покрышек / Фото: Виталий Аньков, РИА «Новости»

 

 

Резиновая крошка, которую можно получать при переработке покрышек / Фото: Виталий Аньков, РИА «Новости»

 

Неожиданно оказалось, что такая компания уже есть — нижневартовское ООО «Неоресурсы». Более того, оно уже арендовало землю под свалкой и готово заключить договоры со всеми инстанциями, чтобы утилизировать шины. 

Казалось бы, все должны быть рады. Вот только окружные власти хотят разобрать свалку как можно быстрее силами нескольких компаний, а «Неоресурсы» твердо намерены заработать на переработке отходов единолично и отводят на проект до десяти лет. 

Во второй части расследования мы расскажем, как кладбище покрышек стало яблоком раздора для югорского бизнеса и властей, сколько можно заработать на утилизации отходов и будет ли эта свалка когда-нибудь побеждена.

 

Источник

 

Теги: , ,

Опубликовано: 26 июля 2021
Найдите нужную новость
ПнВтСрЧтПтСбВс
  
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30