Удар по мафии. За незаконную добычу янтаря отправят в тюрьму

 Калининградские депутаты предложили ввести уголовную ответственность за незаконную добычу и продажу янтаря. Такой законопроект должен быть рассмотрен уже на осенней сессии парламента страны.

 

Парламентарии западной губернии решили окончательно перекрыть кислород нелегальным янтарным старателям. В начале этого года по настоянию калининградских законодателей на Охотном Ряду были приняты поправки в административный кодекс России. Нововведения, вступившие в силу в феврале, не только значительно увеличили штрафы за незаконные разработки янтарных месторождений, но и предоставили возможность конфискации техники, используемой при разворовывании недр.

 

Однако инициаторы драконовских мер оказались в полной мере не удовлетворены итоговыми откорректированными поправками. Поэтому калининградские депутаты отправили предложение в Госдуму о введении уголовной ответственности за нелегальную добычу и продажу янтаря.

 

Конечно, по сравнению с тем, что было, день и ночь. Раньше старателей задерживали, составляли на них протокол, они расписывались в нем, тут же платили предусмотренные 500 рублей, забирали помпы, экскаваторы и возвращались на прииск. Теперь ситуация поменялась. Штрафы увеличены на порядок, техника подлежит конфискации. Однако только на основании решения суда. Этим вариативным моментом я не особенно доволен. Ведь нельзя исключать, что у одних копателей помпы будут изъяты, а другим, учитывая пролетарское происхождение и другие обстоятельства, возвращены. Закон должен быть един для всех. Янтарная отрасль достаточно коррумпирована, чтобы предоставлять ее теневым королям новые лазейки. Поэтому мы внесли предложение об уголовном сроке. Мы предлагаем максимальное наказание до семи лет лишения свободы, минимальное — до 320 часов общественных работ.


Ежегодно, по данным статистики правоохранительных органов, убытки от незаконной деятельности «черных копателей» исчисляются десятками миллионов долларов. За границу до недавнего времени уходило по вполне официальным документам более 150 тонн лучших фракций янтаря. Каналы, по которым уплывает за кордон солнечный камень, известны практически всем компетентным органам.
 

Тут вообще все просто. Покупается на комбинате легальная партия, часть которой продается внутри области или пускается в переработку. Оставшийся легальный янтарь перемешивается с нелегальным. Без специальной экспертизы, определяющей, где добыт камень, происхождение сырца. А если он еще переработан до полуфабрикатов, то вообще сделать что-то крайне трудно. А экспертизу, как правило, заказывают, если есть четкие сигналы от информаторов. Кто же захочет просто так зарабатывать неприятности?

 

Сами «черные копатели» за годы безвременья и законодательного попустительства давно превратились в четко организованную структуру, контролируемую криминалом. Каждая бригада старателей, которые сами себя именуют клондайкерами, оснащена японскими мотопомпами для размыва пластов глины и экскаваторами для рытья шахт и шурфов. Артели работают под присмотром охраны, контролирующей процесс добычи и предупреждающей о появлении чужаков в зоне промысла. 

В Калининградской области, где сосредоточено до 96% мировых запасов солнечного камня, окаменевшую смолу можно добывать практически везде, а не только в карьерах государственного комбината. Этим обстоятельством и пользуются боссы теневого бизнеса, скупившие перспективные для разработки участки.

  

Не берусь судить, превышает ли в целом годовой оборот янтаря выручку от добычи с одной нефтяной вышки. Но дело в том, что янтарь — это призма, через которую можно оценивать именно социальное благополучие нашей земли. Если камень разворовывается, если комбинат пребывает в убытках, то никакого уважения к нашему региону ни у кого не будет. Если контроль за добычей и продажей поставлен на высоком уровне, то и друзья, и критики относятся к территории с должным респектом. Неслучайно тевтонцы оплачивали специальные патрули на побережье, выстраивали виселицы для добытчиков солнечного камня — в общем, проводили массу дорогостоящих мероприятий, чтобы доказать всем, что умеют охранять свои богатства.

 

Принятые поправки в административный кодекс существенно подкосили экономическую базу нелегального промысла. Одно дело — заплатить 500 рублей при ежедневной добыче янтаря на несколько миллионов, другое — лишиться дорогостоящего оборудования. Новая помпа стоит порядка 10 тыс. долларов. Поэтому рентабельность незаконного бизнеса резко пошла вниз.
 

Как правило, нелегальные разработки проводятся на землях сельхозназначения. При этом никакой рекультивации после рытья самовольных шахт и оврагов никто не производит. У нас существует договоренность с органами власти, чтобы, помимо штрафов, выставлять нарушителям рассчитанную стоимость восстановления земельных угодий.

 

По информации регионального УМВД, за последние несколько месяцев количество правонарушений в области незаконной добычи сократилось на 30%.  

 

Любая цифра таит в себе долю лукавства. Что такое снижение на 30%? Ловить стали реже или меньше стали добывать? Нарушение или есть, или нет. Именно поэтому областные депутаты, изучив, как действуют административные наказания, решили на этом не останавливаться. И предложили внести соответствующие поправки в Уголовный кодекс, как за незаконную добычу, так и за оборот солнечного камня.

 

Перспектива оказаться за решеткой достаточно веский стимул, чтобы найти себе нормальную работу, а не заниматься расхищением государственных недр. Авторы инициативы уверены, что подобные жесткие меры осложнят жизнь янтарной мафии и существенно сократят потоки контрабанды солнечного камня.

 

Источник

 

Теги: , , ,

Опубликовано: 17 октября 2013