Генералы песчаных карьеров

Генералы песчаных карьеров

В Ленинградской на глазах у местных жителей, чиновников, контролирующих структур, органов правопорядка в промышленных масштабах разрабатываются браконьерские карьеры по добыче песка. Наносится невосполнимый ущерб природе, региональному бюджету, рушится вера местных жителей в законность. Создается впечатление, что единственной силой, противостоящей песчаному беспределу, является общественность.

 
Рассказывает координатор Общероссийской общественной организации «Зеленый патруль» по Северо-Западу Сергей Виноградов.
 
Браконьерство процветает
 
Еще лет десять назад песчаные карьеры были в регионе частью планового хозяйства. А объемы строительства были несравнимо меньше. Ныне объемы возведения жилого фонда, к примеру, увеличились, как минимум, вдвое. А лицензионная добыча песка в Ленобласти осталась на том же уровне. О чем это говорит? Что остальной песок попросту добывается нелегально. Учитывая, что везти сырье на расстояние более 20 километров уже нерентабельно, логика такая: если в радиусе 20 километров от сооружения того или иного объекта не появляется лицензированный карьер, можно с уверенностью утверждать – песок браконьерский. Сто процентов!
 
В зоне риска также оказываются территории, где идут масштабные стройки. Например, в Ломоносовском и Всеволожском районах, где сооружалась КАД, в Выборгском районе, где строился «Северный поток», в Кингисеппском, по соседству со строящимся портом Усть-Луга. Буквально на днях мы обнаружили нелицензионную добычу песка возле деревни Черная речка Всеволожского района Ленинградской области. Проследовав за гружеными грузовиками, прибыли к месту строительства нового терминала в аэропорту Пулково…
 
Количество незаконных карьеров оценить сложно. Потому что сегодня карьер незаконный, а завтра уже может получить лицензию. Послезавтра рядом с законным может появиться браконьерский, разрабатываемый безо всяких документов. Такая вот меняющаяся картина. Но суть явления та же: браконьерство на песке процветает.
 
Скрытый ущерб «Северного потока»
 
По каждому из этих объектов у нас имеются данные: какой объем песка добыт, куда его везут, номера машин, цены. Так, законный песок продается от 250 до 400 рублей за куб плюс транспортировка. Цена браконьерского, включая доставку, составляет не более 100 рублей. На некоторых карьерах выбрано до полумиллиона кубометров. Даже по весьма приблизительным подсчетам, прибыль только с одного карьера может достигать 1,5 млн евро. Эти барыши утекают в карманы тех, кто смотрит на процесс сквозь пальцы. А контролировать его обязаны 6-8 комитетов правительства Ленинградской области, органы надзора, полиции. Налицо коррупционная составляющая. 
Мы занимались, например, «Северным потоком». Проводили мониторинг. К слову, не такая уж экологически безобидная стройка получилась. Ущерб почти в 200 млн рублей был причинен только лесному комплексу. К тому же вокруг возникло семь незаконных карьеров. (Ущерб от уничтожения на местах карьеров лесов – отдельная статья. К примеру, только на одном из карьеров Ломоносовского района леса было вырублено на 138 млн рублей.) Вот и посчитайте, в какие экологические потери обошелся государственной казне «Северный поток» – в миллиарды рублей. 
В Выборгском районе мы встретили сильное противодействие. Техника арестовывается, а через день ее возвращают владельцу, и работы продолжаются. Приемщики меняют показания: говорят, что машину под таким-то номером приняли по ошибке. При отсутствии поддержки властей и правоохранительных органов такая борьба превращается в труднодоказуемый процесс.
 
И все-таки все семь карьеров мы закрыли. Но никто так и не был наказан. По «Северному потоку» у нас все документы о нарушениях есть. А вот должностных лиц, которые бы решились предъявить счета могущественной компании, пока нет…
 
Страдают областной бюджет и лес
 
В Ленинградской области около 800 разведанных карьеров, которые должны были бы работать на вполне законных основаниях. На сегодня примерно треть из них может поставлять нелегальный песок. Причем они составляют прямую конкуренцию лицензионным карьерам, исправно платящим налоги в бюджет области. Страдает добросовестный бизнес, который порой не может найти покупателя. Областной бюджет теряет десятки-сотни миллионов рублей.
 
И другая сторона проблемы. Если речь идет о лицензионном карьере, то владельца, после добычи песка, можно заставить рекультивировать землю: выровнять склоны, провести лесопосадки. Преступники же бросают все как есть. Под воздействием ветров, осадков, паводков берега карьеров разрушаются. Брошенные разработки превращаются в расползающиеся «раны», грозящие обрушением линиям электропередачи, железным и автомобильным дорогам, соседним участкам леса – а львиная доля этих разработок ведется на землях лесного фонда.
 
Что может общественность
 
Иногда у нас создается впечатление, что самым непримиримым борцом с незаконной добычей природных ресурсов в Ленобласти является общественность. Когда инспекцию проводят компетентные органы, зачастую складывается мнение, что работы ведутся в рамках закона. Однако приезжаем на место, спрашиваем у рабочих документы – и понимаем: добыча ведется незаконно.
 
Или известно, что у завода «Арсенал» имеется свое подсобное хозяйство на землях лесного фонда Кингисеппского района. Но одновременно завод подворовывает песок. Доказать это трудно, поскольку свидетелей – местных жителей – полиция известными ей способами «ставит на место». Тогда мы пригласили СМИ, провели рейд. Довели результаты до областного ЗакСа. И только когда дело дошло до полномочного представителя президента, появились положительные результаты.
 
Что касается терминала в Пулково, служба безопасности международной компании «Идж Ичташ-Асталди», ведущей строительство данного терминала, все-таки отреагировала на изложенные нами факты. Уже 11 июня с нами связался ее начальник Андрей Шекула. Он указал, что данный песок для строительства терминала поставлялся фирмой «Базовые материалы СПб». В настоящий момент служба проводит собственное расследование, на основании материалов, запрошенных у активистов «Зеленого патруля». И знаете почему? Строительство объектов инфраструктуры для аэропорта из несертифицированного песка может закончиться плачевно. Дело в том, что вместо песка из нелегальных карьеров нередко поставляется песчано-гравийная смесь, очень распространенная в нашем регионе. При ее использовании прочностные характеристики цемента резко ухудшаются. Ни хорошей дороги, ни прочного строения из него не получишь.
 
А Васька слушает, да ест…
 
А вот официальные инстанции, куда мы отправили запросы, – прокуратура и администрация Всеволожского района, ГУМВД по СЗФО, Комитет по природным ресурсам и Комитет государственного контроля природопользования и экологической безопасности Ленобласти, Росприроднадзор – молчат. А тем временем незаконная добыча песка во Всеволожском районе продолжается.
 
О чем это говорит? 
 
Комментарий юриста «Беллоны»
 
К сожалению, такая противоправная деятельность хозяйствующих субъектов происходит, как правило, при полном бездействии правоохранительных органов. Правда, редакции журнала «ЭиП» после двух лет периодического написания жалоб в различные инстанции удалось добиться возбуждения уголовного дела по п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ «Кража» по факту незаконной добычи песка в Ломоносовском районе Ленинградской области. Но следователи потеряли материалы уголовного дела, поэтому не смогли определить – кому предъявить обвинение, и дело возбуждено в отношении неустановленных лиц. «ЭиП» продолжает добиваться, чтобы виновные лица понесли заслуженное наказание.
 

Теги: , ,

Опубликовано: 17 августа 2012
Автор: http://www.bellona.ru