Продовольственная безопасность не всем по карману

Продовольственная безопасность не всем по карману

В Петербурге впервые состоялся «Евроконгресс» ветеринаров Fecava, 24 года обходивший Россию стороной. Чиновники на нем желали «холодных носов», а медики — «отмены границ и политических препятствий для общения между странами». Обширную часть выставочного пространства Экспофорума отвели производителям продукции для домашних питомцев, скромную — XV Балтийскому форуму ветеринарной медицины и продовольственной безопасности. Российские участники рынка активно обсуждали правовые вопросы, ужесточение государственного контроля за отраслью, использование новых препаратов для лечения животных и их влияние на продукты, которые потом попадают на полки магазинов. Посетила форум и вице-губернатор по здравоохранению Петербурга Анна  Митянина. Однако, ообсудить с «Новым проспектом» проблемы продовольственной безопасности она не  смогла. Честно ответив, что этот вопрос не относится к ее компетенции, она отправилась изучать стенды с кормами и лекарствами для животных. Эксперты, которых нашему корреспонденту удалось поймать в кулуарах мероприятия, были гораздо общительней. Они согласились, что проблема существует, причем, совершенно непонятно появятся ли эффективные пути ее решения на нашем веку.

 

Егор Леонтьев, руководитель природоохранных проектов МОО «Зеленый Фронт»:

 

— Продовольственная безопасность в нашем регионе под угрозой. Засилье фальсификата молочной и масложировой продукции на полках магазинов, повсеместное использование пальмового масла в кондитерской отрасли, продукты с истекшим сроком годности — всё это снижает доверие потребителей к отечественным продуктам питания.

 

Это сейчас не только проблема ритейла, но и угроза для здоровья наших сограждан в бюджетных учреждениях — больницах, школах, детсадах, воинских частях. 

 

Наши активисты проанализировали тендеры на поставки молочной продукции в социальные учреждения Петербурга и мы видим, что снижение стоимости по ним от среднерыночной, зачастую, свыше трети. Например, сейчас ведем общественное расследование ситуации в одной из больниц города, куда по тендеру должны поставить масло, сыр и творог по сомнительной цене. Победитель тендера — компания, которая является дистрибьютором крупнейшего поставщика пальмового масла в регион. И это не единичный случай, доля фальсификата молочной продукции, поставляемой в социальные учреждения просто зашкаливает.


 

Юрий Андреев, начальник Управления ветеринарии Санкт-Петербурга:

— Ситуация с продовольственной безопасностью, на мой взгляд, стабильная. Ни лучше, ни хуже она в последние годы не стала. Да, встречаются недобросовестные производители. В таком большом городе, как Петербург, такие случаи бывают. В наш город поступает 3 млн тонн мясного сырья в год для переработки и передвижения за пределы субъекта. При этом сотни килограммов некачественной продукции изымаются.

 

Есть методики кормления сельскохозяйственных животных и птиц, которые ускоряют набор массы тела. Если методы кормления и профилактики болезней находятся в рамках закона, получаемая продукция будет безопасна для человека. Но бывают грубейшее нарушение, когда предприятия употребляют антибиотики, а после этого животное сразу отправляют на убой. Этим злоупотребляют недобросовестные фирмы.

 

Безусловно, на полках магазинов достаточно большое количество фальсификата.

В дорогих продуктах из свинины и говядины иногда оказывается дешевое мясо птицы. А молочные продукты порой замещаются низкокачественными суррогатами, в том числе, с техническим пальмовым маслом. Хотя вообще-то настоящее пальмовое масло — достаточно дорогое сырье. И нет от него такой опасности, которую постоянно озвучивают. 

 

Кроме того, к сожалению, далеко не всегда фальсификат выявляют контролирующие организации, в том числе — наша. Потребителям стоит быть внимательными. А предприятиям, которые дорожат своей репутацией — добросовестными.

 

Александр Бражко, активист, руководитель проекта «За честные продукты!»:

— Россия ежегодно экспортирует в европейские страны 2 млн тонн подсолнечного масла, которое считают полезным для здоровья. Чтобы компенсировать этот объем, страна закупает 1 млн тонн тропических жиров для производства биоэтанола. Его по ошибке называют пальмовым маслом, потому что реальная стоимость такого масла 2 тыс. рублей за один килограмм. Отличить их сложно, поэтому система контроля не способна исключить попадание тропических жиров в пищевую индустрию. Ни один из производителей не признается, что закупает пальмовое масло — максимум речь идет о «заменителях молочного жира». К сожалению, мало кто хочет разбираться в качестве сырья.

 

Главную угрозу пищевой безопасности страны представляет монополия сетевых магазинов.

 

Конечно, у них в контрактах с поставщиками прописаны строгие штрафные санкции за фальсификат — от 2 до 5 млн рублей. Это может разорить небольшую компанию. Но некачественные товары все равно оказываются на полках. Дело в том, что федеральные розничные торговые сети требуют наценку свыше 30% и проводят тендеры на поставку дешевых продуктов. Компании хватаются за голову, но деваться некуда. Вот так и появляется сыр, лишь внешне похожий на сыр. На мой взгляд, нужно развивать сектор малой торговли. Тогда малые предприниматели будут вынуждены закупать небольшие партии товаров у фермеров. Будет конкуренция, в том числе за безопасность поставляемых в магазины продуктов.

 

Юрий Пышный, ветврач-ихтиопатолог ООО «Агроветзащита С-П»:

— Есть большая проблема в рыбоводстве (меньше в животноводстве) — половина рынка использует чистые субстанции (к примеру, ципрофлоксацин, фуразолидон, петроциклин). Это основное действующее вещество в антибиотиках, в чистом виде оно оказывает отрицательное воздействие на организм. Без применения дополнительных веществ, которые «сглаживают» последствия, в организме рыб возникает резистентность (невосприимчивость) к этому веществу. Чем это опасно для человека? Рыба уходит в пищу, а вместе с ней люди потребляют небольшие дозы чистой субстанции.

 

Вот почему антибиотики теряют эффект — и при лечении человека, и в ветеринарии.

 

Главный поставщик чистой субстанции — Китай. Она очень дешевая в пять раз дешевле препаратов. Знаю, что с этим начали бороться в Ростовской и Волгоградской областях. Проблема в том, что небольшие хозяйства предпочитают вкладываться в расширение, а не в ветеринарные службы.

 

Екатерина Овсейчик, кандидат сельскохозяйственных наук:

 

— В птицеводстве на сегодняшний день ситуация такова, что полностью отказаться от антибиотиков в кормах невозможно — производители вынуждены идти на это, чтобы избежать катаклизмов. Но можно ограничить применение антибиотиков и вводить более безопасные препараты, которые могут поддерживать иммунитет птицы и уберечь ее от серьезных заболеваний. Также нужно грамотно подходить к подбору подкормок и удобрений для органики, которая идет на корм птице, и следовать производственной технологии. Зерно, которое дают птице, должно быть выращено на почве без избыточной химии. Также нужно соблюдать плотность посадки птиц — от этого зависит даже вкус их мяса.

 

Проблема в том, что не все предприятия выполняют нормативы.

Конечно, рано или поздно производство мяса птицы  обезопасят. Но успеем ли мы застать это время — сложный вопрос. По крайней мере, на полках магазина такой здоровый продукт будет не всем по карману.

 

Артур Егиазарян, доктор сельскохозяйственных наук:

 

— Не могу сказать, что корма в стране плохие. Мы научились переделывать кормовые рационы, полностью анализируем почву, где скашивается сено. В этом вопросе ситуация у нас даже лучше, чем в соседней Прибалтике — качественных кормов хватает. Конечно, в почву часто вносят различные удобрения для улучшения показателей. Но тут главное не переборщить. Не думаю, что при такой хорошей кормовой базе кому-то придет в голову кормить животных непонятным пальмовым маслом.

 

Александр Матросов, фермер:

 

— Когда речь идет о производстве мяса и молока в промышленных масштабах, без антибиотиков и их заменителей не обойтись. Это же конвейер.

 У нас мелкое хозяйство. Стараемся вести его старинными методами, без всяких препаратов и уколов.

 

Максимум пропаиваем животных гемоглобулином. Обращаемся к ветеринарам только в особых случаях — когда, например, корова уже легла. Были печальные случаи с кроликами и индейками — попала инфекция, за неделю вымерло все поголовье. В итоге решили отказаться от них вовсе. Применять антибиотики для нас просто экономически нецелесообразно. Поэтому мы обречены производить экопродукт. Раз в полгода к нам приезжает ветеринар, берет пробы на анализы. Но нам ни разу не присылали результаты. Видимо, все хорошо.

 

  Источник

 

 

Теги: , ,

Опубликовано: 12 сентября 2019