Вырубка без правил, или Почему власти бессильны в борьбе с лесными разбойниками

Вырубка без правил, или Почему власти бессильны в борьбе с лесными разбойниками

 В преддверии 2013 года, названного годом охраны окружающей среды, экологическая обстановка в лесах Ленинградской области вызывает все больше вопросов. Пока на официальном уровне рапортуют о достижениях в борьбе с незаконными вырубками, свалками и раскопками, леса продолжают рубить, раскапывать и засыпать мусором. 19 декабря два защитника окружающей среды - директор госучреждения "Ленобллес" и председатель общественной организации "Зеленый фронт" решили ответить на вопросы журналистов о результатах своей работы. Однако в итоге получилась констатация проблем и фактическое признание собственного бессилия.

 

ЛЕСНИЧИЕ БЕЗ ПРАВ

 

Все хорошее, что творится в региональных лесах, можно пересчитать по пальцам. Незаконных карьеров в лесном фонде остались единицы, в 6 раз сократился объем незаконных вырубок, площади лесных пожаров стали в разы меньше и не идут ни в какое сравнение с пожарами в целом по России. Восстанавливают лесополосу в Ленобласти тоже довольно активно: только в 2012 году площадь лесных насаждений искусственно увеличилась на 8,5 тысяч гектаров. В этом году под Лугой открылся селекционный центр, который позволяет выращивать сеянцы с закрытой корневой системой и практически со стопроцентной приживаемостью.

 

Однако все эти позитивные показатели пока не идут в сравнение с тем ворохом проблем, который накопился в лесном хозяйстве Ленинградской области за долгие годы. И большинство из них проистекает из нелогичного российского законодательства, которое ругают даже сами представители власти. Директор государственного бюджетного учреждения "Ленобллес" Александр Ошкаев признается: принятый в 2006 году Лесной кодекс РФ он не считает качественным документом. "Этот кодекс сами принципы ведения лесного хозяйства обрубил на корню. Субъекты федерации, в том числе Ленинградская область, пытались внести поправки в кодекс, но на федеральном уровне за 4 года ни одной поправки принято не было", - уверяет он.

 

Одна из претензий Ошкаева — это сокращение численности работников лесного хозяйства. По его словам, с введением нового законодательства количество работников леса сократилось в 6 раз. Теперь один участковый лесничий в среднем должен следить за 30 тысячами гектаров. "Если раньше в лесничестве было по 5-6 человек, то сейчас в среднем полтора", - рассказал директор "Ленобллеса" и отметил: за лесами всей области следят 18 районных лесничих и 277 участковых.

 

К действующему Лесному кодексу высказывается много претензий не только на уровне Ленобласти. Например, эксперты не раз говорили, что законом были сняты ограничения на проведение вырубок в защитных лесах, что так и не было создано реального механизма участия общественности в процессе управления лесами. Не была решена проблема и участков лесополосы, находящихся в так называемом государственном земельном запасе (госземзапас). Процент таких земель на территории Ленинградской области невелик — 98 тысяч гектаров против 5,8 млн гектаров, находящихся в ведении Рослесхоза, однако именно в этих лесах чаще всего образовываются незаконные вырубки и незаконные карьеры.

 

По словам Александра Ошкаева, вся загвоздка в том, что фактически эти земли не отданы никому в пользование, и целевое назначение их не определено. В далеких 90-х планировалось, что такие участки будут передаваться нуждающимся в них. "Я пытался выяснить, кто отвечает за эти земли, но никто внятного ответа мне не дал", - поясняет Ошкаев. Зачастую принадлежность этих земель приходится уточнять через суд, как, например, в Тихвинском районе, где сейчас, по словам директора "Ленобллеса", комитет по природным ресурсам правительства региона пытается выяснить, кто ответственен за один из вырубаемых участков.

 

По факту получается, что есть, условно говоря, один большой лес, но нет одной большой структуры, которая бы несла за него ответственность и следила за его состоянием. Поэтому лесничие на землях, не принадлежащих Рослесхозу, оказываются бесправными: ни штраф выписать, ни ущерб от незаконной вырубки посчитать на чужих землях они не могут.

 

РАЗВОРОВАННАЯ ДРЕВЕСИНА

 

Несмотря на то, что объем незаконных вырубок снизился за последние годы значительно, урон, наносимый лесному хозяйству, по-прежнему измеряется десятками тысяч кубометров. Причем, по словам директор "Ленобллеса", если раньше это было воровство — приходили люди с пилами и увозили деревья в неизвестном направлении, то теперь нарушают законодательство в основном компании, которые "занимаются нужным делом" - строят дороги, расширяют просеки и так далее.

 

Основная претензия к таким компаниям: не вовремя и неправильно оформленные документы на вырубку. Так, например, получилось при строительстве федеральной трассы "Нарва" в Кингисеппском районе, где по факту незаконных рубок даже было возбуждено уголовное дело. Основные претензии к генподрядчику ОАО "Мостотрест" заключались в работе без проекта освоения лесов. Лесничие насчитали ущерб в 77 млн рублей. "Документы-то они оформили, просто после начала работ. В суд мы все равно подали, но суд нам отказал. Прокуратура оспорила это решение. Сейчас "разбор полетов" продолжается", - рассказывает Ошкаев. Получается, в этом случае суд встал на сторону тех, кто вырубает леса, а не тех, кто их защищает.

 

Возникают недоразумения и при расширении просек под ЛЭП, которые также необходимы, как и сами линии электропередач. "Если ведутся работы по расширению просек под линии электропередач, других линейных объектов, то древесина должна реализовываться через Росимущество с аукциона. Но судя по документам, львиная доля древесины либо вообще не передавалась в Росимущество, либо проводились аукционы, в которых никто не участвовал", - рассказывает Ошкаев и сетует: зачастую вполне качественная древесина просто разворовывается.

 

После многочисленных обращений "Ленобллеса" в Росимущество была в итоге создана специальная комиссия, которая выезжает на места таких вырубок. По словам Александра Ошкаева, сейчас "Ленэнерго" и "ФСК ЕЭС" ведут переговоры о том, чтобы централизовать проведение необходимых вырубок по всей области. "Мы хотим, чтобы работы от подготовки проектной документации до передачи древесины в Росимущество проводила единая структура, лучше — подконтрольная власти", - считает он.

 

НИЗЫ НЕ МОГУТ, ВЕРХИ НЕ ХОТЯТ

 

Экологи уверяют, что в большинстве случаев для борьбы с разбойниками, уничтожающими лес, не хватает одного — воли властей. "Незаконные карьеры закрывают только тогда, когда этого захотят власти", - считает председатель экологической общественной организации "Зеленый фронт" Сергей Виноградов. Он рассказал, например, про добычу песка на землях лесного фонда недалеко от села Борисова Грива во Всеволожском районе, закрытия которого экологи добивались больше полугода. "Только после того, как все в прессу ушло, власть захотела и карьер закрыли. Раздражает не количество незаконных раскопок — их сейчас осталось немного - а то, что они продолжали работать", - возмущается руководитель "Зеленого фронта".

 

При этом, как заметил в среду Александр Ошкаев, карьер около Борисовой Гривы снова возобновил свою незаконную работу. Поэтому суды и борьбу с нарушителями нужно начинать снова.

 

Об этих недостатках в законодательстве и в работе органов власти, говорится не в первый раз. Чтобы хоть как-то нормализовать работу в области экологии Ленинградской области был создан экологический совет при губернаторе региона. Но Сергей Виноградов не возлагает на него больших надежд. По его мнению, многие члены совета "занимаются соглашательством", тогда как их задача — советовать губернатору и указывать на явные ошибки. Пример этому привести не сложно: чего стоит хотя бы распоряжение о создании зеленой зоны вокруг Санкт-Петербурга, которое в итоге оказалось сырым, не учитывало интересы арендаторов земли, вызвало протест прокуратуры и в итоге было отменено.

 

Источник

 

Похожие новости:

http://www.rtr.spb.ru/radio_ru/radio_2012/news_detail.asp?id=1137

Теги: , , ,

Опубликовано: 21 декабря 2012
Автор: Мария Бочко