Берег для избранных. Высокие заборы скрывают реки и озера (ВИДЕО)

 С виду любители походов, и даже с тяжелыми рюкзаками, только идут совсем не любуясь красотами. Идут быстро и явно знают, куда. 

 

Это озеро Ляссылампи. В перечне особо охраняемых природных объектов Ленинградской области под номером 1572. Почти половина озера перекрыта заборами и доступа к нему неограниченного круга лиц нет, как в 6 статье Водного кодекса, нет.

Диляра Новопашина, житель п. Токсово

 

Экоактивисты, жители соседнего Токсово, дачники идут восстанавливать справедливость. Заборы к воде уже почти 10 лет, как стали для них непреодолимым препятствием. И вот, кажется, настал день, когда терпение у людей закончилось.

 

Это виртуальный забор. Его не существует, и мы можем туда пройти. Ну вот, товарищи. Мы попадем за несуществующий забор.

Ирина Андрианова, координатор общественной экологической группы "Против захвата озер"

 

Два десятка человек на идеальном газоне – гости непрошеные. Но… совершенно законные. По Водному кодексу 20 метров от воды – это территория общего пользования. Будь земля даже в частной собственности, подходить сюда может каждый.

 

Товарищи, осторожно, собаки!

Вместе с собаками приходят хозяева. Снимают на телефон. Потом это видео в соцсетях заработает тысячи лайков. И даже сочувствия в комментариях. Да и как тут не посочувствовать.  

 

Идет агрессия от людей, кто не дожил до чего-то, которые не достигли материальных благ. Я благодарна мужу, что у меня и моих детей есть возможность жить в таких условиях. И нам, к сожалению, приходится ограждать себя, и даже защищать.

Ольга Шестакова, супруга владельца участка

 

Это певица Ольга Шестакова. В клипе снимается и ее супруг. На видео он так же безмолвен, как и в день, когда спиливают его забор.

- Я не собственница, я жена прекрасного человека.
- Может быть, прекрасный человек прокомментирует?
- А это его личное право. 

Ольга Шестакова, супруга владельца участка

 

Молчит собственник, наверняка, потому, что понимает свою неправоту. Активисты уверены, если бы их тут не было, то забор никогда бы не исчез.

 

Мы к таким мероприятиям не стремимся, удовольствия не получаем. Бывают даже печальные последствия. Это акт отчаяния, когда все попытки провалены в правовом поле.

Ирина Андрианова, координатор общественной экологической группы "Против захвата озер"

 

Проваленной попыткой закона координатор движения "Против захвата озер" называет суд по этому забору. Природоохранная прокуратура Ленобласти сначала подала иск против собственников, а потом его сама же его отозвала. Прокурор сослался на акт, который предоставил комитет Эконадзора, с фото: на них забора нет. Хозяин его добровольно убрал. Как не верить глазам. Это, кстати, май 2018-го. Всего за месяц до акции со спилом. Обратите внимание: деревянные секции аккуратно поставлены в сторону. Вероятно, собственник знал, что приедут контролеры фотографировать, а потом забор поставил обратно.

 

У нас с законодательством все нормально. Но это вседозволенность власти. Нельзя, может, говорить, что это коррупция.  Я не могу говорить про взятки, я не видела. Но личная заинтересованность: друг, власть, сват, брат. И бездействие, власть не хочет ничего делать. Законы есть, но их никто не исполняет.

Диляра Новопашина, житель п. Токсово

 

Экоактивистов еще называют экопартизанами, как раз за свои кардинальные методы борьбы за берега! Пять лет назад, например, они на Суходольском озере, это Приозерский район, резали так же заборы. Тогда даже приехала полиция. Активистов забрали до выяснения. Потом, правда, всех отпустили. 

 

Прошло пять лет. Все то же Суходольское озеро, деревня Удальцово. Считается, что тут дачи многих крупных федеральных чиновников. Жители проходят к берегу через узкое горлышко между заборами. 

 

- У вас муж депутат? Нет, не депутат. Тогда молчите, будет депутат, тогда и обсудим!
- Это кто вам такое говорит?
- В администрации.

Татьяна Лужных, житель д. Удальцово

Вот мне хочется взять краску и на этом заборе написать: "Позор!".

Татьяна Петрова, житель д. Удальцово

 

Мы решили поискать, есть ли на Суходольском еще лазейки, по-другому не назвать, к озеру. И ехать пришлось 10 минут. Уперлись мы не в забор, что радует, но в шлагбаум.

 

Охраны нет, собак нет, норма закона не нарушена. Ну, пойдемте, пойдемте!

Сергей Виноградов, председатель  Межрегиональной экологической общественной организации "Зеленый фронт"

 

Член общественного совета при природоохранной прокуратуре, глава "Зеленого фронта", Сергей Виноградов. Он заборы не пилит, и просит подчеркнуть, никому не советует! Он тоже был здесь, так совпало, 5 лет назад, так же шел мимо этого же забора. Тогда, вспоминает, даже прокурора на участок не пустили. 

 

Коррупционная составляющая или боятся. Потому что фамилии, кто эти дачи имеет, или раньше имел – это люди уважаемые. И имеют власть. Поэтому местные власти боятся.

Сергей Виноградов, председатель  Межрегиональной экологической общественной организации "Зеленый фронт"

 

"Зеленый фронт" еще в начале года написал в областную природоохранную прокуратуру, чтобы отчитались, как решилась судьба нескольких объектов в области, на которые они неоднократно жаловались надзорным органам. Но ответ, уверяет Виноградов, так и не пришел. 

 

Водных объектов много. Нам не отследить. Что дальше с этими объектами, потому что у нас 8 человек на всю Ленинградскую область. Это проблема, но наш орган надзорный считает, что это должно решаться с органами местного самоуправления, на них муниципальный земельный контроль, потому что они на местах.

Михаил Шпаков, заместитель Ленинградского межрайонного природоохранного прокурора

 

Муниципалы, администрация Приозерского района, а он, как и Всеволожский, лидеры по "заборам", уверяют, работа идет. И никакие громкие фамилии никого не пугают. Пугает только одно, что у них, как и в природоохранной прокуратуре, людей не хватает. 

 

Постоянно контролировать всю береговую полосу нереально, потому что сельская администрация – 6 человек, а территория 25 Га. Это не настолько глобальная проблема. Есть и захваты лесов. Где-то забор неправильно поставили или перекрыли дорогу. Так что это только одно из направлений.

Александр Соклаков, глава администрации Приозерского района

 

Если в официальных ведомствах не хватает сотрудников, то простые люди готовы искать, находить нарушения, и даже их фиксировать. В соцсетях десятки видеороликов от местных жителей.

 

Забор идет прямо в речку. Представьте, куда идет канализация из домов. Это соединение двух рек – Вьюн и Бурная.

 

Это один из самых свежих водозахватов Ленобласти. Раньше здесь была лодочная станция, а теперь элитный поселок на полуострове с шикарным видом и рыбалкой. Сотка стоит больше 200 тысяч. Нам с экологами удалось попасть на его территорию, но, уже классика, не удалось попасть на берег. 

 

Я не вижу смысла проситься на берег. Если пустят, это мне ничего не даст, потому что я не должен просить. Как и наоборот, если не пустят, как гражданина. Мне это ничего не даст. Его тут не должно быть, и я не должен ходить и просить.

Егор Леонтьев, руководитель природоохранных проектов МОО "Зеленый Фронт"

 

За один забор наша съемочная группа все-таки попала. Не на Бурной, уже на озере Хепоярви. Шли мы туда не одни, с природоохранной прокуратурой и комитетом Экологического надзора. Что важно, в рамках совместного рейда. Пустили нас без проблем, и даже проводили на прибрежную территорию. А потом начали выявляться нарушения. Причал на понтоне, например, не зарегистрирован. 

 

Это водный объект – это собственность Российской федерации, и поэтому тоже надо оформлять документы, договор аренды и договор водопользования.

 

А когда обнаружился еще и пресловутый забор, оказалось еще сложнее.

 

Что касается этого забора, что скажете? Вы же собственник…

 

Но ответа на этот главный вопрос мы так и не услышали.

- Вы сейчас находитесь на частной территории.
- Мы же в 20-метровой зоне берега находимся!
- Покиньте территорию, прекратите съемку.

 

Нас выгнали с 20-метровой "законной" полосы, на официальном рейде за то, что мы прошли на нее по территории участка собственника.

 

К сожалению, да, на уровне закона, если у него вокруг водоема вся земля скуплена, в частной собственности правового механизма решения этого вопроса, к сожалению, нет!  

Юрий Костко, юрист

 

Мы решили продолжить эксперимент с частной территорией, но уже у соседей в Финляндии. Там даже больше чем у нас прибрежной полосы в собственности и аренде. 

 

Вот мы подошли к частной территории. Сейчас мы пройдем. Вот видите, мы беспрепятственно прошли. Никаких заборов, каждый имеет доступ к водоему. За домом частная территория, но мы можем беспрепятственно пройти. 

Юлия Китсинг, блогер

 

У нас отдельный – водный кодекс, у финнов – общие и для леса, и для озера или реки, "Права человека на природу". Согласно документу, нельзя разве что собирать редкие растения, мох и разводить костры на чужом берегу. Проходить можно! 

 

По данным природоохранной прокуратуры с 2016 года выявлено 180 незаконных построек: заборов, пирсов, бань в 20-ти метрах от воды. Это то, что зафиксировано официально! А вот снесли реально только 38 объектов. Кстати, статистики, сколько заборов появилось вновь, нет. Низкий уровень результативности – это, пожалуй, единственный факт, который объединяет мнения и прокуратуры, и экоактивистов. Последние тоже согласны: уже насиженное место у берега сложно поддается борьбе.

 

КПД деятельности по защите водоемов и лесов очень низкий, но он есть. Лучше всего справляемся, когда мы начинаем привинтивные действия, то есть стройка еще не начата. Есть большой шанс отогнать захватчика.

Ирина Андрианова, координатор общественной экологической группы "Против захвата озер"

 

Пример успешного "отгона", а таких по пальцам пересчитать – это история с СНТ "Орешек", рядом с поселком имени Морозова. Место красивейшее: Нева впадает в Ладогу, до крепости рукой подать.  

 

В течении 2,5 месяцев они вырубили 800 метров леса под свое новое садоводство.

Александр Сорокин, житель п. имени Морозова

 

В 2016 году эти земли из лесного фонда вдруг стали землями сельхозназначения с возможностью жилого строительства. И тогдашняя глава администрации Елена Соловьева подписала разрешающие документы на появление СНТ.

 

Сколько нас в милицию забирали. Мы прямо встали перед экскаватором, и экскаватор на нас шел.

Галина Сильченкова, житель п. имени Морозова

 

Люди встали на живую защиту от строительства в водоохранной зоне. Полиция была здесь ни раз, природоохранная прокуратура тоже. Началось расследование законности. Оказалось, вся верхушка администрации поселка уже паковала чемоданы, чтобы сюда переехать.

 

Членами садоводства стали преимущественно бывшие и действующие сотрудники администрации Морозовского городского поселения Всеволожского района Ленинградской области, а также их родственники и знакомые, которые получили земельные участки в аренду с последующим выкупом на льготных условиях. 

Анастасия Глущенко, старший помощник руководителя по взаимодействию со СМИ СУ СК РФ по ЛО

 

Судебные разбирательства были долгими. Истцом стала прокуратура. Но местные жители приходили на каждое заседание. Иногда залы даже не вмещали всех. И вот теперь людей из Морозовки приглашают даже на семинары по вопросам соблюдения водного и земельного законодательства. И там люди объясняют, кто помог им победить!

 

Господь Бог помог, потому что все суды... Нам казалось, у них столько аргументов, что нам казалось, мы никогда не выиграем эти суды. В нашей стране только Бог может помочь.

Владимир Молаховский, житель п. имени Морозова

 

Бывшую главу администрации обвиняют в превышении должностных полномочий. Она два месяца была под домашним арестом. Потом новая статья, уже за взятку, снова оставляет госпожу Соловьеву дома. А в память о ее правлении близ Невы остались глубокие котлованы, как шрамы, полученные на войне за воду. 

 

Природохранной прокуратурой на 2-е полугодие 2018 года запланирована проверка водного законодательства в части застройки береговых полос. Будет проводиться масштабная проверка. 

Михаил Шпаков, заместитель Ленинградского межрайонного природоохранного прокурора

 

Объявление масштабной проверки со стороны прокуратуры – новость и хорошая, может, что-то начнет меняться, и одновременно  пугающая. Как бы не сняли хитрые хозяева заборы на время проведения мероприятий, а потом, как бы не появились они вновь. Это как в истории с озером Лассылампи…

 

Через неделю после громкой акции по спилу мы сами съездили на то же самое место.

 

Что мы видим? Даже не удивительно. Забор на том же месте. Дерево. Правда. Заменили сеткой, а вместо спиленных опор появились новые. И опять в воду – все. Как было. Воду теперь, конечно, видно, но только издалека, через решетку. Для людей это, по-прежнему, закрытая береговая зона!

Анастасия Щербакова, корреспондент

 

Как нам стало известно, владелец участка написал заявление на активистов, обвинил их в самоуправстве, а это – уголовная статья. По сути, гражданин обвиняет других граждан в незаконном спиле его незаконного забора. Законно ли это? Уже решит суд. 

 

В природоохранной прокуратуре нас заверили, что это прекрасное озеро с газонами за оградой, станет первой точкой тех самых масштабных проверок! 

 

Источник

Теги: , , ,

Опубликовано: 19 июня 2018