Город и область утопают в мусорных свалках.

Во Всеволожском районе вслед за подмосковным Волоколамском может вспыхнуть нешуточный конфликт. Мусорные бароны из ЗАО «Промотходы» планируют вдвое расширить полигон твердых отходов «Северная Самарка». С мнением специалистов и местных жителей они считаться не намерены и представлять на общественную экспертизу проект расширения полигона отказываются.

 

Свалка, которой заведуют «Промотходы», находится прямо в деревне Самарка Всеволожского района. Это в 27 км от Петербурга. Местами она подступает к садоводческим участкам менее чем на 300 метров. К 2015 году стало понятно, что вскоре вместимость полигона будет исчерпана. Тогда его хозяева решили расширить свалку. Василий Быков, директор свалки, заверял, что в его планах только задействовать площади, которые и так были предназначены для отходов. Кроме того, он пообещал, что мощности полигона увеличены не будут.

 

Все это оказалось блефом чистой воды. В прошлом году садоводам удалось заполучить документы, согласно которым мощность полигона многократно возрастала. В год мусорные короли намеревались свозить сюда 1,5 млн кубометров отходов, в то время как за предыдущие 40 лет на свалку свезли только 4,35 млн кубометра. Кроме того, граница опасного скопища должна была подойти еще ближе к домам дачников и жителей деревни, а допустимая высота — составить 49 метров. Это высота шестнадцатиэтажного дома.

 

Разумеется, градус эмоционального накала на общественных слушаниях зашкаливал. По одну сторону баррикад вместе с садоводами оказалась местная администрация. Муниципалитету удалось оспорить итоги слушаний в суде, сославшись на отсутствие всех необходимых документов. «Промотходам» пришлось дорабатывать проект, но дальше дачникам просто заблокировали доступ к контролю над планами мусорщиков.

 

Как это случилось? Доработанный проект «Промотходы» отправили на государственную экспертизу в Росприроднадзор, который — не долго думая — решил проводить её в закрытом режиме. К тому же чиновники перестали выдавать садоводам какие бы то ни было документы об обновленном проекте мусорной свалки. На вопрос о том, как местные жители могут повлиять на итоги обсуждения, в надзорном ведомстве предлагают вести с ними переписку. То есть направлять предложения в письменном виде и получать ответы. Правда, как это делать, не имея на руках самого проекта, остается неясным.

 

 

 

Между тем в расширении свалки специалисты видят множество угроз не только окружающей среде, но и здоровью петербуржцев. Прилегающий участок, на который «Промотходы» намерены сбрасывать новые порции мусора, заболочен, рассказывает Александр Карпов, директор центра экспертиз ЭКОМ. А это означает, что опасные вещества могут попасть в грунтовые воды, а также в близлежащие ручьи, несущие свои воды в Неву.

 

Слова эксперта имеют множество подтверждений. Еще в 2013 году природоохранная прокуратура признала почву мусорного полигона в Самарке чрезвычайно опасной, а в отношении «Промотходов» возбудила уголовное дело. Тогда же выяснилось, что мусорная компания работает без лицензии. А в 2015 году экспертиза показала, что свалка действительно загрязняет грунтовые воды.

 

Тем временем ситуация с вывозом мусора и экологической обстановкой в Петербурге продолжает ухудшаться. По данным территориальной схемы Ленобласти, вместимость пяти из девяти легальных полигонов уже исчерпана. В Петербурге в прошлом году было выявлено более двухсот незаконных свалок, а в Ленинградской области за прошедшие два года — более 800. На всех скопищах — законных или незаконных — хранятся смешанные отбросы, которые никто не сортировал. При горении они выделяют опасные токсические соединения. К примеру, диоксины, которыми американские войска травили противника и местное население во время войны во Вьетнаме. Даже просто наличие таких веществ в воздухе немало способствует развитию раковых заболеваний и поражению дыхательных путей. А по мнению петербургских медиков, до 20 процентов заболеваний жителей Северной столицы вызваны неблагоприятной экологической обстановкой. К слову, в Петербурге — один из самых высоких показателей заболеваемости онкологией в стране.

 

 

 

У такого положения дел со свалками множество причин. Одна из них, по словам Марины Шишкиной, депутата Законодательного собрания, — в разногласиях Петербурга и области. Два субъекта не могут прийти к общему знаменателю и сообща начать решать вопрос об утилизации мусора. Как говорит народный избранник, они только занимаются дележом — постоянно выясняют, чья земля, а чьи отходы.

 

Кроме того, проблема в безнаказанности, которая в свою очередь уходит корнями в одну из главных российских бед — в коррупцию.

 

Марина Шишкина, депутат Законодательного собрания:
 

— Сколько раз мы говорили о том, чтобы усиливать наказание за несанкционированные свалки. Этих деятелей необходимо строго карать, вплоть до уголовной ответственности. У нас же всё иначе: все знают нарушителей, ловят их за руку, но предъявить ничего не могут. И эти бандиты, по-другому их и не назвать, продолжают загаживать округу. Похоже, что среди чиновников, правоохранителей есть люди, заинтересованные в наличии этих свалок, в появлении новых.

 

Мнение парламентария разделяют и экологи.

 

Егор Леонтьев, руководитель природоохранных проектов МОО «Зелёный фронт»:
 

— Ситуацию в Петербурге можно охарактеризовать как экологическое бедствие. Свалки условно разделяют на два вида: с бытовым и строительным мусором. Со строительным — особая беда, большинство компаний свозят свои отходы на несанкционированные полигоны. А наказать нарушителей очень сложно из-за несовершенства законодательной базы. Бизнес этим пользуется. Бизнес получает сверхприбыль со свалок. Кроме того, с несанкционированных полигонов, по нашим сведениям, кормятся и многие чиновники, которые не принимают необходимые для решения проблемы законы.

 

Тем временем никаких подвижек в решении давно назревшей проблемы нет, а все инициативы по раздельному сбору мусора и строительству мусороперерабатывающих заводов глохнут на корню.

 

Источник

 

Теги: , ,

Опубликовано: 26 марта 2018