«Свалка имени Дрозденко», или как остановить мусорного монстра в Горелово

«Свалка имени Дрозденко», или как остановить мусорного монстра в Горелово

Промзона «Горелово» стремительно превращается в большую свалку. Отходы «отвоевывают» территории у предприятий. Почему на глазах у всех в Ленинградской области образуются тонны отходов, каковы последствия этого для жителей и бизнеса и кто остановит мусорный беспредел?

 

 

Производственная зона «Горелово» появилась в начале нулевых годов. Эта территория по близости с аэропортом, КАД и морским портом удобна для размещения промышленного центра и изначально создавалась как площадка для бизнеса. Здесь обосновались предприятия по производству и расфасовке растворимого кофе, упаковочной и полиграфической продукции, сигарет и сырья для табачной промышленности, керамической плитки, а также склады продуктовых и промышленных предприятий. В последнее время большой проблемой для компаний промзоны и местных жителей поселка Горелово стали надвигающиеся груды мусора.

 

«По берегам речек Большой и Малой Койровки, где раньше собирали грибы и гуляли в лесу, сегодня завалы отходов. По фотографиям это похоже на фильм ужасов. Мы побывали там, все подтвердилось. Промзона «Горелово» становится не крупнейшим производственный центром, а большим мусорным полигоном», – сообщила сопредседатель Ассоциации экологических журналистов Петербурга и Ленобласти Лина Зернова на пресс-конференции, посвященной промзоне «Горелово», в информационном агентстве «Интерфакс Северо-Запад».

 

Промзона уже на четверть завалена отходами. Остановить захламление территории, несмотря на все усилия, не получается. Жалобы в надзорные органы ничего не меняют. Грузовики с мусором продолжают поступать и выгружаться даже средь бела дня. Дороги промзоны разбиты постоянно курсирующими мусоровозами. Отходы вываливают на муниципальные и частные земли.

 

Руководители предприятий промзоны «Горелово» не раз обращались за помощью в полицию, надзорные органы – все бесполезно. Криком о помощи стало их письмо к губернатору Ленинградской области Александру Дрозденко и председателю Законодательного собрания Ленобласти Сергею Бебенину. Отчаявшиеся директора семи предприятий жалуются, что им приходится работать в условиях давления нелегального мусорного бизнеса. Они просят навести, наконец, порядок в промзоне. Ведь от этого страдает бизнес, так как клиенты уходят из-за отсутствия объездных путей – им не пробраться к организациям, а компаниям приходится нести постоянные убытки из-за расчистки, ремонта дорог и уборки бесконечных мусорных куч. 

 

Комитет государственного экологического надзора Ленобласти, природоохранная прокуратура, Росприроднадзор, 114-й отдел полиции ОМВД России по Ломоносовскому району постоянно проводят проверки, накладывают штрафы, арестовывают строительную технику. Но воз и ныне там.   

 

«Почему сейчас среди нас нет ни одного чиновника, который бы возмутился и сказал бы, что мы не правы? – заметил председатель общественной организации «Зеленый фронт» Сергей Виноградов. – У них ведь такие же данные, как и у нас, но они не приходят – боятся нас. Ведь они не могут предложить поехать на проблемный объект, чтобы показать, что навели порядок».

 

«Некомпетентность или заинтересованность?»

 

Активисты-экологи наблюдают за промзоной «Горелово» с 2012 года – с того времени, когда на участки стали незаконно вывозить отходы со стройки жилого района «Балтийская жемчужина». 

 

«Здесь работает криминальная цепочка, состоящая из образователя отходов, например, строительной компании, которой вывозить свои отходы на санкционированный полигон дорого, и потому нужны посредники – транспортные компании-однодневки, состоящие в основном из водителей-гастарбайтеров. Вы замечали, что по городу со скоростью 90 км/час носятся мусоровозы? Это как раз они – им позволено все. Полиция их не останавливает, и вот на таких промзонах они также спокойно разгружаются. Так продолжается до тех пор, пока обеспокоенные граждане не начинают обращаться к президенту, губернатору, перекрывать дороги и так далее. Затем происходит государственное реагирование. На объект выезжает «проверка», которая производится коррумпированными чиновниками. Она завершается очень красиво: хватается гастарбайтер, который привез мусор, ему выносится штраф, а машина ставится на штрафстоянку или якобы на штрафстоянку, потому что на следующий день мы снова видим эти грузовики. Эти штрафы тоже никто не оплачивает, зато госорганы отчитываются», – поделился своими соображениями бывший руководитель комитета государственного экологического контроля Ленобласти, а ныне руководитель лаборатории общественного контроля Сергей Грибалёв.

 

По словам общественника, предпринимателей заставляют участвовать в незаконной мусорной деятельности, либо забыть про «спокойную жизнь»: к тем, которые не соглашаются, приходят многочисленные проверки, в их отношении возбуждают административные и даже уголовные дела, их штрафуют на миллионы.

 

Свалок подобных той, что в Горелово, в Ленинградской области очень много. Регион превратился в настоящее поле боя с несанкционированными свалками, где последние пока побеждают. Горелово – это капля, один из самых ярких примеров запущенной ситуации с отходами.

 

Сергей Грибалев, проработавший около 15 лет в комитете контроля природопользования, дал жесткую оценку работе ответственных за свалки ведомств: «Телега на трех колесах или спотыкающаяся лошадь под названием контрольно-надзорные органы в области охраны окружающей среды. Вся их работа – лишь фикция. Они получают от нас с вами обращения для того, чтобы потом рассказать нам о том, что наложили какой-то штраф. Эти свалки – результат их работы, вот так работают власти Ленинградской области, это лицо нашего губернатора. Я бы назвал эту свалку – свалка имени Александра Дрозденко».

 

Грибалев убежден, что проблема с мусором не может решиться перемещением чиновников из одних кресел в другие.

 

«Когда я работал в комитете (тогда он еще назывался комитет контроля природопользования), новый губернатор Дрозденко в 2007 году дал поручение создать рабочую группу, которая должна была бороться со свалками. В эту рабочую группу должны были войти государственные деятели, которые владеют ситуацией и могут на нее повлиять. Рабочую группу должен был возглавить «силовой губернатор» Бурлаков. Но рабочая группа не провела ни одного заседания. Это было «мертворожденное дитя». Прошло уже ровно десять лет и, то, что мы сейчас видим, – результат этой политики. Кому выгодна сложившаяся ситуация? Мне? Людям? Предприятиям?» – задал риторический вопрос общественник.

 

Эколог отметил, что нарушается конституционное право граждан на благоприятную окружающую среду – она неблагоприятная, а также – на получение достоверных сведений о состоянии окружающей среды. «Нам врут, отчитываются, что мы – лучше всех и активно развиваемся, это не правда: на Северо-Западе мы находимся на первом месте по онкологии. Мы сейчас, как во время блокады, теряем своих близких. У нас даже собаки и кошки болеют раком! Это все называется экологическая политика?!» – возмущается руководитель лаборатории общественного контроля.

 

Еще одной причиной плачевного экологического состояния, по мнению Грибалева, является отсутствие компетентных специалистов. Он убежден, что в Экологическом совете нет профессиональных экологов с профильным образованием, поэтому они «не только не могут принять адекватные решения, но и отличить одно вещество от другого».

 

Как остановить экологическую катастрофу?

 

«В районе Новое Девяткино и Мурино самосвалы тоже бесконтрольно выгружают мусор, и никто не может это пресечь. Экологический надзор говорит, что придет, примет меры, но уже завтра мы снова видим, как туда свозят отходы. Беда в том, что специалистов очень мало. На местах сидят юристы и менеджеры, а не профессионалы, которые должны работать», – считает председатель постоянной комиссии по экологии и природопользованию Законодательного собрания Ленобласти Николай Кузьмин. Он также признал факт лишь видимой работы контролирующих органов, результат которой – только «благостные» отчеты.

 

Кузьмин напомнил, что, согласно концепции работы с отходами 2013 года, компании должны получать деньги за мусор после того, как отходы пройдут весовой контроль. Сегодня же ситуация другая: заключил договор – получил деньги, при этом куда вывезен мусор, никто не отслеживает.

 

Кузьмин заметил, что схема территориального планирования по работе с отходами не дала нужных результатов. В ней были перечислены все 14 полигонов и количество вывозимого на них мусора, но эти данные никто не проверил. Закрыли свалку на Волхонке и в Левашово, но альтернативы нет, и мусор свозить некуда. Необходимо открыть новые полигоны с современными мусоросортировочными комплексами, создавать мусороперерабатывающие заводы и превращать отходы во вторичное сырье.

 

Источник

 

Теги: , ,

Опубликовано: 13 ноября 2017