Свалка денег: "ДП" изучил, кто, как и сколько зарабатывает на мусорном бизнесе

Свалка денег:

Несмотря на постоянную работу чиновников по поиску и ликвидации мусорных завалов, Петербург покрыт густой сетью несанкционированных свалок. Бюджет потратит в этом году на их устранение 46 млн рублей, но количество захламленных земельных участков вряд ли будет уменьшаться: свалочный бизнес имеет огромный экономический смысл для предпринимателей и из года в год не теряет своей привлекательности.

 

Корреспондент "ДП" побывал на 20 точках, где нелегально хранится мусор. В основном это свалки, которые появились давно: некоторые из них стоят неубранными с 1990-х годов (например, на Госпитальной улице в Ломоносове). Многие мусорные кучи успели густо зарасти травой и издалека выглядят как естественные холмы, хотя вблизи становятся явно видны торчащие из земли фрагменты пластика или автомобильных шин.

 

 

Сейчас мусор на петербургские свалки завозится стихийно. Время от времени они пополняются бетоном, остатками деревянного сруба, смешанным грунтом, иногда пенопластом. Кое-где бывают и опасные отходы. Так, в сентябре в районе Колпино была обнаружена свалка, находящаяся рядом с пунктом сортировки мусора. На участке, предназначенном для строительства промобъектов, вперемешку были выброшены как неопасные отходы (бумажные упаковки и картон), так и токсичные люминесцентные лампы, содержащие ртуть. Буквально месяц спустя после обнаружения свалки на компанию-арендатора, ООО "Строй-Транс Ижорский", было заведено административное дело. Фирме придется заплатить штраф.

Хламное дело

 

Организация несанкционированной свалки на первый взгляд кажется выгодным и совсем несложным делом.

 

Корреспондент "ДП" под видом предпринимателя поговорил с десятком владельцев земельных участков в черте города и агентов по недвижимости. Большинство из них с пониманием отнеслось к идее использования арендуемой нами площадки для "отсыпки и хранения строительных отходов и грунта". Для некоторых такой формулировки было достаточно, чтобы понять, о чем идет речь. Другие прямо уточняли, будем ли мы свозить на площадку мусор. Но лишь единицы категорически отказались от такого проекта.

 

Стоимость аренды для таких целей сильно зависит от удобства подъезда тяжелых грузовиков, типа поверхности участка (мягкий грунт или твердое покрытие), наличия охраны и расположения. Максимальная цена, которую предложили за 5 тыс. м2 в одной из промзон на Октябрьской набережной, — 90 рублей за 1 м2. Там огороженная территория, вымощенная бетонными плитами, охрана и удобный подъезд. Дешевле всего на Московском шоссе — 30 рублей за 1 м2. Условия там попроще, но собственник готов "подвинуться" по цене.

 

По итогам полугода работы сваленные отходы надо будет равномерным слоем раскатать по участку и засыпать грунтом. Буквально через год они зарастут травой и будут представлять собой небольшой малоприметный холм. За несколько лет он осядет минимум вдвое. Приложив еще немного усилий, площадку можно будет использовать под автостоянку или даже застраивать легкими конструкциями.

 

После того как земля найдена и если возражений от собственника нет, возникает вопрос оформления документации для прикрытия от надзорных органов. Для отвода глаз можно запустить процедуру согласования строительства той же парковки, а свалку мусора выдавать за "подготовку стройплощадки". Множество проектных бюро готовы очень быстро передать вам пакет документов по "вертикальной планировке", стоит он в районе 15 тыс. рублей. При этом реально утруждаться особо не стоит: время работает на нас, и бюрократические проволочки будут отличным объяснением, почему запланированное строительство все никак не начинается.

 

Если идти самым честным путем, необходимо приобрести лицензию на сбор отходов. Стоит она 300 тыс. рублей и готовится, если делать все по-честному, в течение полугода. Процесс можно значительно ускорить, но доплатить за сэкономленное время придется еще 400-500 тыс. рублей. Каким образом юристы будут убеждать чиновников ускориться — уже не наше дело.

 

Некоторые фирмы предлагают сразу купить готовую компанию с уже оформленной бессрочной лицензией на сбор, транспортировку и утилизацию отходов. Стоить это будет в районе 1 млн рублей. Процесс займет всего неделю-полторы, но начинать приемку мусора можно сразу же. Наличие такой фирмы позволит больше не беспокоиться о прикрытии своего бизнеса и работать на любой площадке, меняя их хоть каждые полгода.

 

Если такая лицензия будет, владелец свалки сможет выдавать водителям мусоровозов документ о законной утилизации, что станет большим конкурентным преимуществом. Недостаток легальной работы — частые проверки и контроль чиновников, так что идти по такому пути стоит, если заниматься этим бизнесом всерьез.

 

Если же подходить к вопросу легко, можно попробовать обойтись вообще без всяких документов. Риск не так велик: наказание за несанкционированную свалку — 100-250 тыс. рублей. Причем вашу вину еще придется доказать, ведь сами вы лишь арендатор, а сбросом мусора фактически занимается транспортная компания. Так что, владея определенной смелостью и уверенностью в себе, можно отказаться от сбора разрешений и сосредоточиться на вопросах управления и распределении рисков.

 

После того как прояснится ситуация с площадкой, пора приниматься за формирование клиентской базы. Благо искать потребителей не так трудно. Ваша целевая группа — авторы многочисленных объявлений о вывозе мусора на “Авито” или других агрегаторах объявлений.

 

Обзвонив около 10 водителей от лица владельца свалки и предложив им площадку для вывоза мусора за 1,3 тыс. рублей с машины (при средних ценах 1,5 тыс.), редакция всего за пару часов обеспечила себя заказами на 40 машин в неделю, то есть около 240 тыс. рублей выручки в месяц. Этот объем можно условно считать границей рентабельности. При такой интенсивности машины на нашу свалку будут приезжать где-то раз в 4 часа, то есть почти не будут привлекать внимания. Доведя количество машин хотя бы до 100 в неделю (раз в 1,5 часа), редакция зарабатывала бы уже где-то 550 тыс. рублей в месяц только за предоставление места для выгрузки.

 

Дополнительные затраты — персонал для приема грузовиков и работа бульдозера раз в 1-2 недели, чтобы разравнивать свалку. На это уйдет от силы 50-70 тыс. рублей в месяц.

 

Таким образом, при выручке 550 тыс. рублей и затратах в 200 тыс. рублей рентабельность нелегального мусорного бизнеса можно оценить в 65%, а годовой оборот — примерно в 6,5 млн рублей при работе всего с одной свалкой.

 

Можно попытаться увеличить рентабельность. Например, сортировать привезенные отходы, а затем продавать тот мусор, который может использоваться в качестве вторсырья. Так, сортированный строительный мусор (10% полезных фракций) в теории можно продать по 200 рублей за 1 м3 и увеличить выручку нашей маленькой неприметной свалки на 100 тыс. в месяц. Еще более технологичный подход — аренда примерно раз в месяц самоходного дробильного комплекса с магнитным сепаратором. Он будет ежемесячно приносить вам с десяток тонн металлолома и до тысячи тонн "вторичного щебня", крайне нужного в дорожном строительстве и в производстве недорогих железобетонных изделий. На них можно будет выручить еще до 300 тыс. рублей в месяц. За восьмичасовую смену такая машина обрабатывает 250-300 м3 бетона. Стоимость услуги равна 3,5 тыс. рублей при наличном расчете; если переводить деньги на карту, то нужно будет заплатить 5 тыс. рублей.  

 

Однако реальная работа с переработанными отходами требует серьезных компетенций и связей, и еще не факт, удастся ли вам их сбыть. Так что на первых порах новичку будет проще складировать и засыпать грунтом собранный мусор, не привлекая к себе лишнего внимания.

 

Перевозчики

 

Масштабные ремонтные работы в квартире или демонтаж старого дома неизбежно влекут за собой проблему вывоза образовавшегося строительного мусора. И так как далеко не у всех в собственности имеется грузовая машина, основная масса людей пользуется в таких случаях услугами перевозчиков, объявления о которых проще всего найти в "Яндексе" или на сайтах вроде "Авито". Подавляющее большинство таких перевозчиков — это физлица, работающие на собственной "газели", но встречаются и мелкие компании. Они ориентированы на более крупные и регулярные заказы, поэтому предприниматели нанимают уже нескольких водителей, а машины используются более вместительные: как правило, КамАЗы или недорогие китайские грузовики.

 

С такими перевозчиками сделка проходит максимально просто: документы на вывоз отходов не оформляются, а заказчик крайне редко обеспокоен тем, куда в итоге свозится мусор. Это, в свою очередь, означает, что водитель может как угодно распорядиться отходами, чем он и пользуется. Если объем мусора небольшой, то его чаще всего оставляют на стихийных свалках, на обочине или в ближайшем лесу. Но если речь идет о постоянных перевозках мусора в большом количестве, тогда перевозчики отвозят его на нелегальные полигоны, где водитель заплатит всего 1,5 тыс. рублей за разгрузку машины вместимостью от 12 до 20 м3.

 

На лицензированных свалках, обслуживаемых СПб ГУП "Завод МПБО-2", расценки устанавливаются чиновниками комитета по тарифам. За утилизацию строительного мусора надо заплатить около 230 рублей за 1 м3, за грунт после земляных работ — 97 рублей. То есть за целый КамАЗ мусора придется выложить до 4,6 тыс. рублей. Но дело даже не в трехкратной стоимости по сравнению с нелегальными свалками. Куда важнее, что при вывозе мусора на официальные свалки его происхождение и степень опасности необходимо подтверждать документами.

 

Нередко перевозчики дополнительно зарабатывают на перепродаже строительного мусора в качестве вторсырья. Такие материалы, как бой кирпича или бетонный лом, используются как дренажный грунт для отсыпки участков; асфальтную крошку применяют при укреплении грунтовых дорог и так далее. Вторичные материалы продаются по невысокой цене (кирпичный бой — 350 рублей за кубометр, бетонный лом — 250 рублей) или сдаются в расположенные по всему городу многочисленные мелкие пункты приема вторичного сырья и металлолома.

 

Лицензии и справки

 

Чаще всего перевозки мусора осуществляются по серым схемам. В идеальном сценарии должен быть определен класс опасности мусора (от первого до пятого, где первый — самый опасный), а перевозчик обязан иметь лицензию на транспортировку отходов первых четырех категорий. В действительности же перевозчики предпочитают не обременять себя оформлением лицензии из-за длительности процедуры.

 

 

Для получения лицензии на перевозку отходов необходимо пройти три инстанции: ФБУЗ "Центр гигиены и эпидемиологии"Роспотребнадзор и Росприроднадзор. По словам представителей компании "Грузовичкоф", каждый из трех этапов занимает от полутора до двух месяцев, если документы оформлены верно и не требуют исправлений. Однако получить лицензию без дополнительных затрат не так-то просто.

 

"Никто не хочет делать вам документы бесплатно, поэтому возврат документов на корректировки — частая практика", — пояснила представительница компании по экологическому проектированию. Поэтому если перевозчик намерен в кратчайшие сроки получить лицензию, то для этого ему нужно обратиться в специальную фирму-посредника, цены на услуги которой начинаются от 200 тыс. рублей и могут достигать 1,2 млн рублей, хотя формально для оформления лицензии достаточно лишь оплатить госпошлину в 7,5 тыс. рублей.

 

Всего, по данным Росприроднадзора, занимающегося выдачей лицензий на отходы, в Петербурге их получили 422 перевозчика. При этом интернет-объявлений от различных физлиц и мелких ИП, предлагающих вывезти мусор, почти в 2 раза больше.

 

Еще один документ, необходимый для легального обращения с мусором, — это справка на отходы. Любое предприятие ответственно за тот мусор, который оно образует, и эта ответственность отражается в отчетной документации, где прописаны тип отхода, его количество, а также перевозчик и полигон, который разместил отходы у себя. Такие документы тоже часто оформляются в фирмах-посредниках: как правило, у них есть прямые связи с легальными полигонами, которые формально и принимают мусор. Де-факто справки часто выписываются задним числом, когда мусор уже был вывезен на нелегальную площадку водителем, работающим без лицензии.

 

"По сути, вы платите за бумажку. Вы можете указать любой объем вывезеннного мусора. То есть, если вы отвезли 60 м3, в справке можем отразить объем в 30 м3, как вам угодно", — рассказала сотрудница фирмы, предоставляющей услуги в области экологического проектирования.  Кроме того, такие фирмы могут обозначить менее опасную категорию отходов, чем есть на самом деле. Например, бетон и кирпич они автоматически относят к пятой категории, хотя при некоторых условиях (повышенный радиационный фон, примесь рубероида или деревянных досок) он формально был бы отнесен к более опасной четвертой категории.

 

Свалки

 

Проблема несанкционированных свалок так долго не теряет своей актуальности, что уже кажется естественной, неотъемлемой чертой города. По аналогии с мифом о древнегреческой гидре, у которой на месте отрубленной головы появлялось три, незаконные свалки имеют свойство образовываться на новых местах после того, как были ликвидированы старые. И в этом нет ничего удивительного, ведь тут действует простой физический закон сохранения массы. В нашем городе просто не существует системы уничтожения мусора, и куда бы его ни свозили и как бы ни сортировали, общий объем все равно постоянно и неуклонно растет.

 

 

Кроме того, мелкие и спрятанные в лесах навалы мусора могут быть элементарно не замечены городскими властями и не учтены, поэтому невозможно составить полный и законченный список таких объектов — их количество всегда будет непостоянным. Тем не менее, по официальным данным комитета по благоустройству Петербурга, с 1 января по 8 августа 2017 года на территории города районные администрации выявили 764 несанкционированные свалки; из них ликвидировано было более половины — 459 свалок. Итого остается более 300 действующих незаконных свалок. Но дело в том, что подавляющее большинство таких "свалок" — это просто небольшое скопление бытового мусора, а иногда и просто давно не чищенная переполненная урна или мусорный контейнер. К реальному мусорному бизнесу такие вещи, конечно, не имеют отношения.

 

А вот с количеством легальных полигонов в Петербурге дело обстоит совсем иначе. По словам заместителя председателя комитета по природопользованиюПетербурга Александра Кучаева, в городе есть только один объект для отходов — полигон Новоселки. Однако в апреле текущего года губернатор Георгий Полтавченко заявил, что до конца года он перестанет принимать необработанные отходы, после чего начнется семилетний процесс рекультивации — а в сентябре Росприроднадзор сообщил о том, что на Новоселки до сих пор вывозится опасный мусор, не предусмотренный проектом рекультивации, причем нарушителем является подведомственный комитету по благоустройству завод по механизированной переработке отходов (МПБО-2) — оператор этой свалки.

 

Проблема вывоза опасных отходов первого-третьего классов: ртутных ламп, химических реагентов и прочего — вообще представляет собой отдельную тему для изучения. Раньше такие отходы принимал полигон Красный Бор — но после его окончательного закрытия в прошлом году вывоз опасного мусора из Петербурга стал гораздо более затруднительным. Дело в том, что теперь ближайшим к Петербургу крупным пунктом приема опасного мусора является полигон в Ярославле. Но не все готовы преодолевать расстояния в сотни километров только для того, чтобы разгрузить машину, поэтому вредные вещества развозятся по Петербургу, а свалки принимают такие отходы уже совсем за другую цену, рассказывает Егор Леонтьев, руководитель природоохранных проектов организации "Зеленый фронт". Кроме того, в информационном поле то и дело появляется информация о свозимых в ночное время и закапываемых на пустырях крупных бочках с неизвестным содержимым, но эти истории остаются на уровне мифов и легенд, поскольку не находят подтверждения.

 

В целом же обращение с опасными отходами контролируется гораздо жестче, чем со строительным или бытовым мусором, поэтому и "нахимичить" здесь недобросовестным предприятиям и перевозчикам гораздо сложнее.

 

Застройщики

 

Самые крупные объемы строительного мусора образуются, конечно, не физическими лицами, а подрядчиками строительных работ. Госстройнадзор, который осуществляет контроль над деятельностью подрядчиков на объектах капитального строительства, утверждает, что количество нарушений сроков хранения отходов на стройплощадках "является незначительным и отдельному статистическому учету не подлежит". При этом динамика роста подобных нарушений за прошедшие 3 года также ведомством не наблюдается.

 

Тем не менее определенная статистика по нарушениям есть: по предоставленным Госстройнадзором данным, в прошлом году за нарушения в области охраны окружающей среды на объектах капитального строительства (включая нарушения в обращении с отходами) к административной ответственности привлекли 99 юридических лиц и 102 должностных лица; в 2017 году — 73 юридических лица и 72 должностных лица.

 

Известны и случаи, когда "благодаря" застройщикам образовывались достаточно крупные свалки. Например, на участке земли в Шушарах, принадлежащем "Дальпитерстрою", в мае этого года обнаружили сваленный строительный мусор. Спустя 4 месяца площадка все еще не была расчищена. Однако застройщик утверждает, что свалка в скором времени будет ликвидирована, пеняя на нерадивого арендатора временно пустующей земли. Там же, в Шушарах, жители жаловались на свалку мусора на территории ФСК "Лидер". За это нарушение компании грозил штраф в 100-300 тыс. рублей.

 

Жизненный цикл свалки

 

Хотя по всему городу разбросаны десятки относительно крупных свалок, используются они в основном мелкими перевозчиками мусора. Большинство же крупных полигонов (как легальных, так и несанкционированных) находятся на территории Ленобласти, а не в границах города.

 

Как отмечает Егор Леонтьев, нелегальные свалки, в среднем, работают по полгода. Существует устойчивая схема формирования свалок: фирма (как правило, однодневка)  берет в аренду участок земли у собственника — разорившегося или находящегося на стадии ликвидации предприятия.

 

"Собственники — это те люди или организации, которым уже нечего терять. Они в любом случае будут рады получать деньги от сдачи земли, но если проверяющие органы предъявят к ним претензии за незаконную организацию свалки, то властям нечего будет изымать у такого собственника", — комментирует ситуацию активист общественного движения "Мусора. Больше. Нет" Петр Левин. Затем арендатор оформляет для себя фиктивную первичную проектную документацию на строительство автостоянки или промобъекта либо на рекультивацию земельного участка. Документ работает как прикрытие — его наличие позволяет свалочным бизнесменам заявлять, что отсыпка строительного мусора на участке производится законно.

 

Привлечь по закону таких мошенников становится крайне трудно, поэтому их ловят на каких-то деталях или на процессуальных моментах: например, они завезли отходы в непредусмотренном документами объеме.

 

 

 
 

Изначально жалобы на кучу мусора подают обычные граждане: на них реагируют экологические организации и направляют запросы в комитеты по природопользованию и благоустройству. "Затем уже властные инстанции согласовывают проверку — почему-то это у них занимает месяц-два сейчас, а затягивание сроков, по сути, уже незаконно, — рассказывает Егор Леонтьев. — Пока приедут — пройдет месяц, затем они должны зафиксировать незаконную свалку. И тут возникает очередная проблема, поскольку власти обязаны за 3 дня предупредить собственника о визите, а чтобы предупредить, нужно собственника найти, отправить ему письмо, что не всегда просто, потому что нередко собственники скрываются за границей и сложно получить к ним хоть какой-то доступ". Поэтому сигнализировать о нарушениях по хранению мусора граждане совместно с активистами могут еще несколько месяцев, прежде чем на проблему обратят внимание журналисты и телевидение. "Мошенникам внимание не нужно, они хотят работать в тишине, поэтому не слишком задерживаются на одном месте и съезжают на другую площадку, когда заполняется предыдущая", — резюмирует Леонтьев.

 

Дальнейшие действия происходят по двум сценариям: арендаторы земли либо оставляют участок в виде навала отходов, либо засыпают мусор грунтовой кучей и уезжают на следующую свалку. Судьба оставленной свалки как правило, на этом не завершается. Перевозчики, которые свозили сюда отходы и раньше, по старой привычке продолжают пополнять уже имеющуюся кучу мусора. Кроме того, водители проезжающих мимо грузовиков замечают свалку и стихийно свозят туда ненужный хлам.

 

Чаще всего замусоренные участки стоят нетронутыми, но иногда те участки, где более-менее была проведена отсыпка грунтом, сдаются обратно собственнику и используются вновь: например, в поселке Светлово нелегальную свалку впоследствии рекультивировали, а на ее месте построили складской комплекс. Но таких случаев меньшинство. В основном же оставленные свалки оказываются никому не нужными: ни собственнику, ни районной администрации, ни тем более создавшему ее арендатору.

 

Но проблемы с отходами связаны не только с нелегальными свалками: у официальных полигонов тоже есть свои нюансы, которые с трудом можно назвать законными. В каждом регионе страны принимается территориальная схема, в которой прописывается система обращения с отходами на несколько лет вперед. Экологи утверждают, что сведения, указанные в территориальной схеме, не всегда соответствуют действительности, и некоторые полигоны в погоне за доходами стремятся принять большие объемы мусора, чем они способны вместить.

 

"Например, какой-нибудь полигон указан в территориальной схеме как действующий, а по факту он уже почти полностью заполнен и в ближайшее время должен остановить прием отходов, — отмечает Егор Леонтьев. — Есть, например, полигон Северная Самарка во Всеволожском районе — у него в территориальной схеме указано, что объема приема отходов хватит еще на 10 лет. В действительности, он уже заполнен, и пока даже не идет речь о том, что власти согласуют расширение полигона".

 

Санкции

 

Но нельзя сказать, что власти совсем бездействуют в отношении мусорной темы. 2017 год был провозглашен президентом годом экологии, и похоже, что изменения к лучшему действительно происходят. Петербургские чиновники и одновременно с ними экоактивисты отмечают, что за последний год органы власти, контролирующие сферу обращения с отходами, активизировались в борьбе с нелегальными свалками. То есть стали чаще проверять перевозчиков на наличие лицензии, чаще ликвидировать свалки. Чтобы выявить нарушителей, сотрудники природоохранной прокуратуры и комитета по природопользованию регулярно совершают облеты территорий.

 

Козлами отпущения, правда, в подавляющем большинстве случаев оказываются водители грузовиков, а не собственно организаторы свалок. Как правило, раньше водители обходились небольшим штрафом в 2-3 тыс. рублей. Однако сейчас, по словам Александра Кучаева, нередко у водителя временно изымают машину: "Мы бьем по карману простоем техники, а это влечет за собой весомые убытки и, я надеюсь, заставляет перевозчика задуматься".

 

Источник

 

Теги: , ,

Опубликовано: 23 октября 2017