Состояние леса: репортаж RUGRAD.EU

Состояние леса: репортаж RUGRAD.EU

На минувшей неделе в СМИ появилась информация о том, что в ноябре-декабре 2016 года на территории Виштынецкого парка продолжили вырубать деревья, игнорируя  поручение врио губернатора Антона Алиханова о приостановлении рубок на особо охраняемых природных территориях. Об этом заявил руководитель экологической организации «Зеленый фронт» Олег Иванов. В субботу 28 января врио министра природных ресурсов и экологии Юрий Шитиков вместе с Олегом Ивановым и начальником департамента лесного хозяйства и использования объектов животного мира министерства Александром Соколовым выехал на место предполагаемой рубки. При этом сам Шитиков утверждает: никаких незаконных рубок на территории парка не производится. «Мы пригласили прессу для того, чтобы обсудить вопрос непосредственно на месте: рубить или не рубить лес. Потому что мнения самые противоположные», - говорит он.
 

Добровольная рубка

«Покажите тот пень, который Олег Иванович (Иванов – прим. ред.) нашел!», - кричит лесничему кто-то из участников выезда. Все расходятся на поиск следов незаконно уничтоженных деревьев.

Юрий Шитиков рассказывает, что добровольно-выборочную рубку на этом участке провели в июле 2016 года. По его словам, запрет врио губернатора на сплошные санитарные рубки и рубки деревьев породы «дуб» «исполняется неукоснительно».

«2 ноября по поручению врио губернатора Антона Алиханова министерством начата работа по изменению лесной политики. Эта работа включает в себя вывод из хозяйственного оборота всех особо охраняемых природных территорий природных парков Виштынец и Громовский, пересмотр лесной политики, формирование новой стратегии развития лесного хозяйства. В том числе, мы сейчас очень детально анализируем договоры с двумя арендаторами – «Тимберсервис» и «КронЛес». Месяц назад этим арендаторам направлены претензии о расторжении договоров. В ближайшее время, скорее всего, мы обратимся с иском в суд», - рассказывает Шитиков.

 

При этом договор с компанией «Тимберсервис» (учредитель - Шведская “Сведулф Форватинг Ав”) истекает в 2020 году. Одной из причин досрочного расторжения является то, что на сегодняшний день в лесах находится  около 5 тыс. кубометров невывезенной заготовленной древесины. Также известно о нарушениях, связанных с выполнением работ по воспроизводству лесов. Что касается компании «КронЛес» (принадлежит Игорю Иванову, Сергею Андрияющуку, Игорю Грудеву и Виктору Митрахову), то она не в полном объеме выполняет работы по лесовосстановлению. «КронЛес» - это арендатор, который работает, в том числе, и на территории природного заказника «Громовский». Поэтому у нас самые серьезные претензии именно по выполнению обязательств по лесовосстановлению», - отмечает Юрий Шитиков.

 

«Если бы арендаторы не допускали существенных нарушений (в том числе, рубка дубов в Роминтской пуще), безусловно, мы бы вопрос о расторжении договора аренды не ставили. Есть такое понятие, как кредитная история. У арендатора, к сожалению, эта кредитная история испорчена. И с учетом этого мы вынуждены идти на расторжение», - добавляет он.

 

Юрий Шитиков говорит, что в 2012 году, когда заключался договор, условия для арендатора были более «оптимистичными», но состояние леса – «процесс изменчивый».

 

«Тимберсервис» утверждает, что при том объеме рубок, который мы разрешали, они уже находятся ниже уровня рентабельности. Они заявлялись на одни объемы рубок, а мы, в том числе, и с учетом общественного мнения, эти объемы существенно сужали. Объем может дополняться за счет баланса, за счет неликвидной древесины. К сожалению, вот эта часть от древесины пока у арендатора остается на втором плане», - объясняет он.

 

В рамках будущей новой стратегии планируется максимально ограничить или даже исключить использование лесов, располагающихся на особо охраняемых территориях в хозяйственных целях. При этом, денежные средства на такие работы, вероятно, придется изыскивать из бюджета, поскольку сейчас они ведутся за счет арендаторов. В адрес Рослесхоза также будет подготовлено обращение по поводу увеличения финансирования парка. Разработку лесного плана в министерстве экологии намерены завершить к концу 2017 года.

 

Врио министра экологии уточняет, что в этом году министерство не продлевало разрешений на любые виды рубки. Единственное исключение – вопрос рубки ветровала (сваленных деревьев). При этом, решение по каждой рубке будет приниматься отдельно (ранее определялись объемы рубки, а под них уже на месте предоставлялось право).

 

Значительные неудобства доставляет и то, что договоры аренды были заключены в 2010 году, а природный парк «Виштынецкий» создан двумя годами позже. По словам Шитикова, сейчас власти пытаются найти правовой выход из этой ситуации, ведь новый режим не отменяет ранее заключенные договоры. Пока что деятельность арендатора подвергается жесткому контролю «из интересов сохранения лесов». Одним из главных условий аренды являются работы по посадке леса и уходу за ним. Нарушение этого условия ведет к расторжению договора.

 

Тем временем, мы углубляемся дальше в лес и видим те самые пни, о которых говорили экологи. Юрий Шитиков повторяет, что эта рубка проводилась летом с целью улучшения состояния леса. Разрешение было подписано в конце июня, а в июле-августе - проведена рубка. «После этого в октябре-ноябре проводился лишь вывоз, который, безусловно, связан с использованием техники, с распиливанием частей деревьев, выпиливанием порубочных остатков. Очевидно, вот это представителей общественности ввело в заблуждение», - предполагает Шитиков.

 

Лесничий Нестеровского лесничества Юрий Пивоваров объясняет, что при добровольно-выборочных рубках в первую очередь убираются сухостойные, ветровальные  деревья. Затем наступает очередь поврежденных – это тот же ветровал, снеголом, либо деревья, зараженные грибами. Самыми последними рубятся деревья, которые стоят слишком близко друг к другу (при этом, они могут быть совершенно здоровыми).

 

«Цель проведения добровольно-выборочной рубки - это сохранение подроста, его осветление. Когда подрост находится под пологом леса, и лес перегущен, у него жизнеспособность маленькая. А когда его осветляют, он трогается в рост и усиленно растет. Мы убрали перестойное дерево, но обеспечили сохранение подроста равномерно по всей площади. Эта рубка была в конце лета, поэтому подрост еще не смог набрать нужной силы для того, чтобы вытянуться. Если мы придем сюда в конце 2017 года, то прирост будет в два раза выше», - рассказывает Юрий Пивоваров.

 

Эколог  Олег Иванов с доводами оппонентов не согласен. «Если бы мы выехали просто в лес - Багратионовский район, Зеленоградский район, где осуществляют рубку,  которая находится вне предела особо охраняемых природных территорий, то, наверное, все, что было сказано о проведении добровольно-выборочных рубок, было бы справедливо. Но вопрос абсолютно в другом. Здесь создан уникальный природный комплекс, причем, ценность его признана не только на уровне РФ, это ценный природный комплекс для всей  Восточной Европы.  То, где мы находимся - это старовозрастной  лес. Подрост, конечно, когда-то вырастет, но для этого нужны две человеческие жизни. Вопрос: если у нас периодически будут происходить такие рубки, что мы будем показывать туристам? Показать старовозрастной лес, рассказать его историю, как он формировался, какие виды здесь существуют - это развитие экологического туризма. Если мы начнем рубить, прореживать и руководствоваться исключительно теми нормами, которые приняты в лесном хозяйстве, то мы говорим  скорее об эксплуатационных лесах», - возмущается он.

 

«Если оставить лес нетронутым, как джунгли, я думаю, мы в итоге ситуацию в разы ухудшим», - обращается Юрий Шитиков к Иванову.

«Я не об этом говорил. Я говорил о том, чтобы не злоупотреблять этой хозяйственной деятельностью. Поймите, мы не входим в противоречие с представителями лесного хозяйства. За лесом нужно ухаживать. Вопрос: должен ли это делать арендатор, имеющий конкретный коммерческий интерес, который может где-то перевешивать ту долю ухода, которая необходима этому лесу?», - уточняет Иванов. «Ну, тогда мы с вами говорим об одном и том же», - заключает Шитиков.

Директор Виштынецкого эколого-исторического музея Алексей Соколов также обеспокоен вырубкой леса. По его словам, здесь были вырублены деревья в возрасте 120-140 и более лет.

 

«Признаюсь вам, это одно из моих любимых мест, потому что здесь еще сохранилась часть Роминтской пущи в том виде, как она выглядела до войны, со старовозрастным лесом. Такие деревья мы больше не встретим. Если мы немножко пройдем, то увидим совершенно свежие пни, вырубка здесь была в конце ноября - начале декабря. По краю выдела вы увидите те деревья, которые и здесь росли. Это здоровые, не пораженные короедом, не остановившиеся в росте 110-120-летние сосны и ели. Что мы будем показывать в этих зонах, которые предназначены для посещения людей, и должны показывать красоту и достоинство Калининградской области, Виштынецкой возвышенности, природного парка? С точки зрения ведения лесного хозяйства здесь все правильно и объяснимо, но с точки зрения охраняемой природной территории и развития туризма это, на мой взгляд, недопустимо», - поясняет он.

 

Кто-то из присутствующих предлагает пройти дальше и посмотреть на свежие пни, о которых говорит Алексей Соколов, но это предложение остается незамеченным: все возвращаются назад. «Здесь-то еще более-менее… И то, сильно разрежено. А там вот…», - указывает куда-то в сторону директор музея. «Жалко..Так жалко…», - печально вздыхает он.
 

Опустевшая «дача Геринга» и «Березка» на турбазе

Следующим пунктом посещения является участок леса с наличием ветровала, прошедшего в июле 2016 года. Однако часть журналистов просит заехать на территорию строительства так называемой «дачи Геринга» в Роминтенской пуще. Отвезти туда корреспондентов порталов «RUGRAD.EU», «Новый Калининград.Ru» и радио «Балтик Плюс» берется директор парка «Виштынецкий» Андрей Гриднев.

Место строительства гостевого дома выглядит заброшенным: здесь нет ни бетономешалок, ни груды спиленных сосен, которая лежала на территории в сентябре. Не встретились нам и рабочие. На фоне фундамента развалин лишь четко выделяются новенькие кирпичные подступы ярко-оранжевого цвета. О том, что здесь стояли бытовки, можно догадаться лишь по прямоугольным отпечаткам на песке. По словам корреспондента «Нового Калининграда.Ru», еще в среду одна из бытовок стояла на месте, а неподалеку была вырыта яма, где находился пожарный гидрант. Судя по всему, бытовки убрали недавно: следы даже не успело припорошить снегом. Пройдя чуть дальше, обнаруживаем тот самый гидрант. Правда, его уже успели тщательно закопать в песок.

Неподалеку – столбовая подстанция, кабель от которой уходит под землю. Надпись  на шкафу подстанции, густо замазанная зеленой краской, гласит: «ВЭС НРЭС» 
(« Восточные электрические сети. Нестеровская районная электрическая сеть»), следующей строкой идет номер телефона 2-23-35.

Андрей Гринев отмечает, что станция располагается вне территории, на которой идет строительство, а значит, на кадастре под нее должен быть выделен участок.

По пути в администрацию парка останавливаемся у турбазы, которая находится вблизи озера Мариново. Прямо к турбазе проведена линия электропередач, однако до жителей поселка Пугачево, жалующихся на практически неосвещенные улицы, электричество не дошло: линия миновала их жилье, захватив лишь несколько домов-«счастливчиков», расположенных прямо у дороги.

На территории турбазы обнаруживаются белые двери и окна, аккуратной «стопкой» прислоненные к стене. На стеклах надписи – «Кафе «Березка», «Дискотека кафе «Березка». Одноименное кафе располагалось в центре Гусева и было снесено при строительстве храма РПЦ.

Ждущий в машине Андрей Гринев машет рукой - пора уезжать. Заледеневшая дорога напоминает каток,  машину бросает из стороны в сторону. Лес по обеим сторонам шоссе выглядит удручающе: всюду поваленные деревья и их обломки.

 

«Это лесовал. Здесь все завалено было, даже дорога. Часть они вычистили, а часть бросили. Почему это не отдать людям на дрова? Они бы это сейчас выгребли на своих машинах маленьких или вынесли», - недоумевает директор парка.

«И кому это отдадут?», - интересуются журналисты.

«Никому! Ни-ко-му», - повышает голос он, - Будет валяться,  потому что невыгодно. Он завязнет здесь на месяц. А зашел вон там (в нетронутый лес – прим. ред.) – подпилил, вывез. «Отдайте людям», - говорю. Люди приезжают – им нечем топить. Они на лошадях все вывезут, подчистят вдоль дорог. А мне отвечают: «Не могу: посадят по статье за воровство леса». То есть,  дерево упало - лучше пусть гниет, чем его заберут…Это мы сейчас едем по центральной дороге общего пользования. А если заехать в какую-нибудь просеку - там вообще».

 

Уже в здании администрации встречаемся с теми, кто поехал на осмотр участка ветровала. Юрий Шитиков говорит, что экологам и представителям власти удалось прийти к консенсусу.

«Наличие ветровала еще раз подтверждает необходимость проведения рубок. Очевидно, без рубок ухода нам не обойтись. Но, подчеркиваю, без рубок ухода, которые связаны с уборкой ветровала, бурелома, и которые нужны для  того, чтобы обеспечить новым деревьям возможность подрастать», - отмечает он.

 

 

Теги: , , ,

Опубликовано: 29 января 2017
Автор: Текст: Марина Кошечкина Фото: Юлия Власова