Круглый стол по Нивенскому: ожидать ли нам экологической катастрофы? (ВИДЕО)

Напомним, лицензию на разработку месторождения калийных солей в Нивенском получила компания «Стриктум». Рудник и обогатительную фабрику «Стриктум» намерен построить в черте самого посёлка, который, к слову, находится в 6 км от Калининграда. Противники разработки месторождения, коих немало, убеждены, что строительство рудника и шахты не только поставит крест на поселке Нивенское, но и грозит экологической катастрофой всей области.

 

Для того, чтобы донести до инвестора имеющиеся опасения и недовольство, а также услышать его варианты предупреждения и устранения негативных экологических последствий, на круглый стол пригласили не только представителей общественных экологических организаций и СМИ, но и  главное действующее лицо всей этой истории - директора компании «Стриктум» Павла Яковлева.

 

Нейтральной стороной на встрече экологов и руководства «Стриктума» выступил Многопрофильный центр комплексной экспертизы Научно-технологического парка БФУ им.И.Канта. А соорганизатором круглого стола стала экологическая общественная организация "Зелёный фронт".

 

К сожалению, представителей инициативной группы, выступающий против строительства рудника, на круглый стол не пригласили.

 

В начале встречи собравшимся продемонстрировали красочный ролик, повествующий о радостях добычи калийных солей. После чего генеральный директор «Стрикума» Павел Яковлев ответил на вопросы журналистов и экологической общественности. Основные из них, как и ожидалось, касались утилизации отходов и размеров санитарно-защитной зоны.

 

По словам Павла Яковлева, никакой экологической угрозы строительство горно-обогатительного комбината не несет. Не будет ни проблем с отходами, ни с загрязнением окружающей среды. Инвестор пообещал буквально-таки вдохнуть новую жизнь в умирающий поселок.

 

Павел Яковлев: "Будет получаться порядка 1,5 млн. тонн твердых отходов пустой породы и около 1-1,2 млн.тонн рассолов. Рассолы будут поглощаться в скважины на глубину 1800 метров. А 1,5 млн.тонн будут закладываться в выработанные пространства. Проект не предусматривает хранение. Предусматривается временное хранение продукта обратной закладки в объеме 50-70 тыс.тонн. В крытых помещениях потому, что под обратную закладку требуется сухая порода, которая не может храниться на воздухе. У нас есть примерно 100 лет на заполнение слоя. Это все, естественно, будет  мониториться. Мы будем закачивать примерно 800 тыс.кубов. Сейчас никто в Калининградской области массово не закачивает и не закачивал никогда". 

 

«Закачивать рассолы в Калининградской области, да еще в таком количестве, некуда! Балтийское море, к счастью, не озеро Байкал, и травить его щелоками никто из соседей не позволит», - такое мнение высказала кандидат химических наук, бывший старший научный сотрудник Института общей и неорганической химии НАН Беларуси Наталья Шульга, которая, кстати, там же вела научную работу по подобному предприятию - Солигорскому комбинату.

 

Наталья Шульга: "Загонять в недра Калининграда? У вас сколько водоносных горизонтов? 30, 40? У вас какая территория? Кто вам даст разрешение на закачку этих щелоков? Подобным закачкам предшествуют годы научных исследований. Кто их будет делать? Дилетанты будут решать — можно или нельзя закачивать в калининградские недра миллионы тонн рассолов ежегодно? С севера-запада, с запада — Балтийское море, с востока у вас болота, с юга у вас польская граница, на севере Калининград. Куда закачивать? Еще имейте ввиду — закачка может вестись только на очень узком отведенном участке земли. И нужно убедиться, что за пределы этого участка щелок никуда не пойдет".

 

Еще одни вопрос, волнующий как экологическую общественность, так и жителей поселка  - почему санитарно-защитная зона составляет лишь 300 метров, а не 1 километр, как этого требует законодательство? По мнению противников разработки месторождения, для того, чтобы уйти от необходимости соблюдать законодательство, проект ГОКа был искусственно разбит.

 

Как сообщил Павел Яковлев, если работать по технологиям 21 века, эту зону можно и вовсе сократить до минимума.

 

Павел Яковлев: "Я специалист, и я вам говорю — в санитарных нормах и правилах написано: «отдельно стоящий рудник по добыче каменной соли (а наша соль ничем не отличается по вредному воздействию от каменной, самое главное, какие технологии применяются) — его установленная зона 300 метров». 

 

Наш ГОК расположен на 4-х площадках. И в санитарных нормах и правилах сказано, что в случае, если существует санитарный разрыв, который не позволяет объединить источники вредного воздействия, то для каждого объекта зоны устанавливаются отдельно.

 

Эта зона устанавливается для того, чтобы на территории 300 метров, в будущем, после ввода предприятия в эксплуатацию, установить специальную программу мониторинга. И в течении года аппаратными методами убедиться — расчеты подтвердили отсутствие на деле предельно допустимых выбросов внутри данной территории. Если расчеты подтверждаются — эта зона устанавливается как постоянная. Если не подтверждаются — проводятся мероприятия. Если выбросы не существуют, допустим, в меньшей зоне, зона уменьшается до 100 метров. Она может быть равна нулю".

 

По словам Павла Яковлева, единственным экологическим ущербом от будущего предприятия станет шум и вибрация.

 

Однако не все экологи, присутствующие на круглом столе, согласились с такими радужными и совершенно нереалистичными перспективами.

 

«Из области сделают могильник. И никакими деньгами невозможно будет исправить те последствия, которые несет этот проект», - заявила активистка КРОО «Охрана и защита диких птиц «Балтийский лебедь» Елена Полякова.

 

Елена Полякова: "Вы красиво все рассказали, показали нам красочный рекламный ролик - здесь виден ваш экономический интерес. Но мы не можем позволить уничтожить нашу область в интересах какого-то капиталиста. Мы считаем, что эти разработки приведут к непоправимой экологической катастрофе и уничтожению животного и растительного мира.

 

Про терриконы вы сказали, что гарантируете, что их не будет. Я не знаю, куда вы будете развозить отработанную породу, но от этого сама угроза не меняется. Если они рассосутся по ямам — опасности от этого будет не меньше. Все эти закачки, которые вы предлагаете, мы рассматриваем как опасность водному бассейну Балтии. 

 

Вы рассказываете нам о пищевой соли, о ее добыче. Но вы не говорите об опасности калийно-магниевых солей. Все эти воздушные выбросы, водные растворы нарушат экологию не на одну сотню лет. Кто это будет исправлять, наши дети и внуки? Мы против планируемой экологической катастрофы города и области. Это нужно остановить. И разработку шахт и строительства комбината запретить".

 

Случаются ли чудеса с теми, кто в них верит - покажет время. Вот только расплата за подобные эксперименты может оказаться весьма высокой.

 

 

Теги: , ,

Опубликовано: 02 февраля 2016
Автор: Анна Ашихмина