Вырвали сердце леса

Вырвали сердце леса

После возбуждения уголовного дела в отношении чиновников лесного агентства регионального правительства по факту незаконных рубок дубов и других ценных пород деревьев в редакцию «Дворника» и RUGRAD.EU стали поступать сообщения о том, что в области дубы рубят повсеместно. 

 
Как и в Виштынецком парке, уничтожение дубовых рощ проходит под видом сплошных санитарных вырубок. Якобы в области свирепствует эпидемия древесных заболеваний, которая косит дубы на корню. Несмотря на то, что по факту незаконных вырубок Следственный комитет ведет уголовное дело, а прокуратура подаёт в суд на областное правительство и констатирует, что чиновники действуют в интересах третьих лиц, промышленная вырубка реликтовых дубов не прекращается. Вырубку леса не остановил надзор ФСБ и внимание полпреда президента Владимира Булавина.
 
«Мы знаем, что есть крупный заказ именно на дубы», — рассказывает сотрудник одного из силовых ведомств, работающий в Нестеровском районе. 
 
Несчастный случай на охоте никто не отменял
 
Место массовой вырубки дубов раскрывает охотовед, хорошо знающий леса в Громовском государственном природном заказнике. Это леса в 15 км к северо-западу от посёлка Большаково в Славском районе. Там находилось несколько десятков гектар многолетнего дубового леса, вырубка развернулась у хутора «Налоговое». «В 2013–2014 году там активно рубили дуб, огромные стволы в два обхвата вывозили на лесовозах Volvo. Сейчас там не пилят, может, весь лес вывезли, может, ещё что-то случилось», — рассказывает охотовед.
 
 
Позже выяснилось, что останавливать вырубку никто и не планировал. Наш проводник настойчиво просит, чтобы ни на одной из фотографий не было видно его лица. «Когда имеешь дело с оружием, о многом начинаешь задумываться. Несчастный случай на охоте никто не отменял», — рассказывает охотник. Позже с такой осторожностью мы встретимся не раз: местные жители, бывшие и настоящие чиновники, силовики соглашаются говорить лишь на условиях анонимности.
 
Чтобы проверить обстановку на месте, журналист RUGRAD.EU с местными охотниками и руководителем общественной инспекции «Экорыбохот» Виктором Олейником отправились на место предполагаемой вырубки в Славском районе. На въезде в Громовский заказник посетителей встречает изрешечённый пулями щит с надписью «Берегите природу» и изображением двух оленей и оленёнка.
 
Валят лес с размахом
 
Просека, которая ведёт вглубь леса, разбита большегрузной техникой. Колею глубиной в полметра оставили лесовозы, считает наш проводник. Дальше не может проехать даже «Нива» общественной инспекции «Экорыбохот», приходится продолжать путь пешком, утопая по колено в грязи. Место вырубки находится в низине и регулярно затапливается. Чтобы лесовозы-тридцатитонники могли проехать, просеку выложили бревно к бревну сосной, березой и другими менее ценными деревьями. Год-два назад здесь действительно очень активно валили лес. 
 
 
На огромных пространствах гниют пни многолетних дубов. Вырубки поросли травой и кустарником, признаков каких-либо лесовосстановительных работ не наблюдается. Рядом с просекой лежат стеллажи с десятками почерневших дубовых бревен. Почему их не вывезли – непонятно.
 
Наш проводник полагает, что в распутицу лесовоз увяз, а дорогую древесину просто бросили. Углубившись на 5 километров в лес, рядом с хутором, который местные почему-то называет «Налоговое», мы находим свежие вырубки. По бокам просеки сложен всё тот же дуб, стеллажи с бревнами намного выше человеческого роста. Свежие спилы на бревнах, срезанные сучья с ещё зелёной листвой — всё говорило о том, что за день до нашего появления здесь активно валили дубы. Уже за хутором мы обнаружили запертую бытовку лесорубов. Рядом с ней кучи мусора и спутанная браконьерская сеть. Скорее всего, рабочие ушли ловить рыбу, пока солнце не вышло в зенит.
 
На свежих вырубках были обнаружены квартальные столбики с указанием площади вырубки и маркировкой «ССР», что значит «сплошная санитарная рубка». Рядом с бытовкой валялись ещё не установленные столбики, на которых значилось «ДВР» — «добровольная выборочная рубка».
 
«Вырвали сердце леса», — мрачно заключил наш проводник, осматривая картину разрушения. Рядом шумят кронами дубы, до которых еще не добрались бензопилы.
 
 
Охрана леса под звук бензопилы
 
Особый охранный статус у лесов, где в 2012 году был создан Громовский заказник, был ещё до перестройки. В постсоветское время эти земли имели статус заказника на протяжении 10 лет, с 1994 по 2004 год. В 2012 году областное правительство учредило Громовский и Дюнный заказники под одним управлением с Виштынецком природным парком. В целях создания заказника прописано «сохранение и восстановление природных комплексов и обеспечение разнообразия растительного и животного мира». Прямого запрета на сплошную вырубку деревьев в положении о заказнике нет. Это дает чиновникам простор для маневров. Хотя экологи считают, что деятельность, которую развернули лесорубы, никак не может сочетаться с задачами заказника.
 
Необходимость сплошной санитарной вырубки, на которую ссылаются сотрудники лесного агентства и администрация природного парка, у специалистов вызывает много вопросов. Биолог, доцент БФУ им. И. Канта Максим Напреенко, который ведёт многолетние наблюдения за этими лесами, не верит в эпидемию древесных заболеваний. Он отмечает, что вырубка самых ценных пород деревьев активизировалась после организации заказника. 
 
 
«Для того чтобы оценить масштаб бедствия в Громовском заказнике, достаточно взглянуть на карту Google. Снимки со спутника не всегда быстро обновляются,
 
«Наверняка основным аргументом будет то, что деревья были вырублены по лесопатологическим показателям. Якобы они были заражены бактериальными заболеваниями, грибками, но к этому очень много вопросов. Конечно, чтобы утверждать наверняка, нужно исследование. Необходимо широкое общественное обсуждение. Но я работаю на этой территории с 1997 года, на эти леса я ходил каждый год со студентами. На протяжении многолетних наблюдений мы видели, что это были совершенно здоровые леса.
 
Это подтверждали и международные ученые-экологи. В эпидемию древесных заболеваний я не верю. Эти леса были не монодоминантные, а леса, где сосуществовали разные виды деревьев. Вырубать их полностью не было смысла», — продолжает ученый.
 
Все рубки санкционирует лесное агентство
 
Руководитель природного парка Вадим Кибенко настаивает на том, что эпидемия всё же есть. Он признаёт, что сам он не специалист в области лесопатологии, но доверяет экспертам, которые проводили исследования по заказу парка и лесного агентства. Сам природный парк мало что может сделать, все договоры с лесопользователями заключает агентство, оно же ведет контроль за арендаторами.
 
В то же время Кибенко отмечает, что «будь его воля, может быть, не срубил бы ни одного дерева».
 
Масштаб незаконной добычи древесины впечатляет, даже если опираться на официальные данные. По данным Рослесхоза, объём незаконных рубок в лесах Калининградской области вырос в 2,86 раз. Если в 2013 году незаконно было добыто 466 куб. м древесины, то в 2014 году нелегально было вырублено 1335 куб. м.
 
При этом за весь 2014 год лесное агентство составило всего лишь три протокола о незаконных вырубках, когда как в 2013 году таких протоколов было составлено 10.
 
Рослесхоз отмечает, что больше всего незаконных рубок было зафиксировано в Нестеровском, Славском лесничествах, большая часть леса которых приходится на особо охраняемые природные территорий. Федеральное ведомство связывает рост числа нелегальных рубок с недостаточной эффективностью работы участковых лесничих.
 
«После выборов про лес все забудут»
 
Вырубка в Громовском природном заказнике один в один похожа на случай в Виштынецком парке. Та же «санитарная вырубка», которая распространяется только на дубы, даже те же действующие лица. По заявлению экологической организации «Зеленый фронт» полиция выяснила, что арендатор — компания с шведскими собственниками «Тимберсервис» — непосредственно для вырубки в Виштынецком парке привлекала индивидуального предпринимателя Митрахова Виктора Васильевича. Этот же Митрахов является одним из собственников компании «Кронлес» — арендатора территории, где проходят массовые вырубки дубов в Громовском заказнике.
 
Несмотря на то, что по фактам вырубки леса в Виштынецком парке возбудили уголовное дело, а прокуратура констатировала, что чиновники, разрешая вырубку, умышленно действовали в интересах третьих лиц, в одной из структур лесного агентства рассказали, что считают всю эту историю «заказом». «Поверьте, после выборов все забудут про этот лес. Пройдёт 13 сентября, и никто не вспомнит про это уголовное дело», — рассказывает собеседник RUGRAD.EU.
 
В то же время чиновник видит и положительные моменты во внимании правоохранительных органов.
 
«ФСБ нас трясёт с февраля этого года. Изымаются документы, всех лицом в пол клали, вы знаете, как они работают. Но ничего не нашли. Но если найдут, докажут, что в лесном агентстве кто-то проворовался, Соколов (Александр Соколов — руководитель лесного агентства. — Прим. ред.) или кто-то другой, пусть садят», — рассказывает собеседник, который надеется, что после разбирательства либо все претензии к лесному агентству будут сняты, либо ведомство очистится от нечистых на руку чиновников.
 
Об интересе ФСБ к вырубкам в особо охраняемых территориях говорят и официальные документы. Федеральный Рослесхоз провёл проверку по вырубкам в природном парке, но не нашел нарушений. В то же время из текста акта проверки следует, что все выводы ревизоры делали на основании только документов, предоставленных областным правительством и администрацией Нестеровского района. При этом многие важные документы, такие как листки сигнализации (документы подтверждающие факт болезни леса), оказались ещё в феврале изъяты органами госбезопасности и оказались недоступны для анализа.
 
Дубовых рощ вы не увидите никогда
 
Один из бывших сотрудников лесного агентства рассказывает, что из ведомства с приходом Цуканова, который первоначально поставил главным по лесам Александра Егорычева (сейчас руководитель аппарата областного правительства), были выдавлены все профильные специалисты.
 
По словам собеседника, со сменой власти в областном правительстве в 2010 году, перед сотрудниками были поставлены «неприемлемые с точки зрения закона условия».
 
В документе о плановой проверке, которую в апреле 2015 года провёл Рослесхоз, говорится, что у лесного агентства проблема с кадрами стоит очень остро. Особо отмечается, что на момент проверки место лесника Большаковского участкового лесничества было вакантным. Именно в границах этого лесничества проводятся массовые вырубки дуба, зафиксированные корреспондентом RUGRAD.EU.
 
Биолог Максим Напреенко считает, что для нашего поколения уникальные ландшафты Громовского заказника потеряны навсегда. В отличие от хвойных лесов дубовая роща будет восстанавливаться долгие годы. «Это потеря части природного наследия Калининградской области. Калининградская область находится в зоне широколиственных и смешанных лесов. Леса с дубом, грабом и липой — естественные для нашей области. Эти дубравы были старовозрастные, то есть наиболее близкие к тем девственным лесам, которые существовали в прошлом, до появления здесь человека», — говорит доцент БФУ им. Канта. 
 
 
После вырубки дубов их место займет вторичный лес, который не представляет большой ценности ни для природы, ни для туристов. Привлекательные для туристов пейзажи потеряны надолго, потому что неизвестно, как изменились гидрологические условия и как будет идти восстановление леса. Срок восстановления такого леса больше человеческой жизни.
 
Создается ощущение в нашем лесном хозяйстве ситуация, близкая к правовому нигилизму, а иногда к беспределу. Вроде есть законодательство, но всё направлено на добычу кубометров леса, и о нормах охраны природного наследия никто не думает. Охрана природного наследия и окружающей среды мало что значат», — говорит эколог.
 
Заказник как защита от холопов
 
Впрочем, у беспредела есть своя цена. По словам специалиста, который вместе с журналистом RUGRAD.EU посетил место вырубки, кубометр древесины высочайшего качества стоит в среднем 500 долларов. В одном четырёхметровом стволе охватом в метр — около трёх кубов материала. Таких бревен мы насчитали больше двух сотен — и это только то, что дровосеки не успели вывезти.
 
«Подсчётом должны заниматься в рамках следствия специалисты. Но здесь материала на сотни тысяч долларов», — говорит собеседник RUGRAD.EU. 
 
 
Максим Напреенко недоумевает, зачем было создавать особо охраняемую природную территорию (ООПТ) и вести нещадную эксплуатацию природных ресурсов. С ним солидарен эколог «Зеленого фронта» Олег Иванов: «На наш взгляд, система региональных ООПТ в Калининградской области функционирует неправильно. Искажается сам смысл создания особо охраняемых природных территорий.
 
Согласно российскому законодательству об особо охраняемых природных территориях, ООПТ создаются в том числе в целях сохранения природных комплексов, объектов растительного и животного мира. К сожалению, мы не видим реализации этих положений законодательства в региональной системе особо охраняемых природных территориях. На территории природного парка и заказников идёт вырубка леса, проводятся охоты и осуществляются запрещённые нормативно-правовыми актами виды деятельности — такие как добыча полезных ископаемых. По сути, разницы между особо охраняемыми и обычными лесами нет», — говорит Иванов.
Самый вразумительный ответ на то, какие цели преследовали власти, организовывая заказники и природный парк, дает житель Дюнного: «Неужели непонятно? Они создали здесь частные угодья, где могут делать всё, что хотят: рубить лес, стрелять зверя, строить усадьбы. А нам, холопам, запрещено мешать господам», — объясняет фермер, рассказывая о браконьерах которые орудуют под защитой властей.
 
Много вопросов возникает к руководителю лесного агентства Александру Соколову, однако поговорить с ним не удалось. От беседы Соколов уклонился, сославшись на занятость.
 
 
 

Теги: , , ,

Опубликовано: 24 августа 2015
Автор: Владимир Лемешевский