В поисках «живого взаимодействия» - полиция, депутаты и чиновники рефлексируют о борьбе с нелегальными карьерами: репортаж RUGRAD.EU

В поисках «живого взаимодействия» - полиция, депутаты и чиновники рефлексируют о борьбе с нелегальными карьерами: репортаж RUGRAD.EU

В Облдуме силовики, представители надзорных ведомств, региональной власти и муниципалы собрались, чтобы понять, почему, несмотря на их усилия, воровать песок выгоднее, чем добывать его на легальных карьерах. Депутат Сергей Фирсиков и эколог Олег Иванов добивались проведения подобного мероприятия в региональном парламенте с прошлого года. В календаре Облдумы круглый стол периодически сдвигался, видимо, депутаты не спешили проводить мероприятие высокого уровня без должной подготовки.

 
Разобраться с амбициозной задачей, кто за что отвечает в системе разделения полномочий между органами власти, предложил руководитель региональной службы экологического надзора Сергей Побережный. Для наглядности подчиненные Побережного составили инфографику со схемой взаимодействия органов власти по борьбе с нелегальными карьерами. Правда, в схеме забыли обозначить Россельхознадзор, о чем позднее с иронией упомянул замруководителя территориального управления федерального ведомства Вадим Смирнов.
 
Сергей Побережный отрапортовал, что большинство нелегальных карьеров были закрыты, однако нелегальная добыча возобновляется. Служба по экологическому надзору правительства области правомочна проверять только легальные карьеры. В 2014 году по статье КоАП 7.3 (безлицензионное пользование недрами или нарушение условий лицензии) региональные власти составили 7 протоколов на физических лиц на 25 тыс. руб. штрафа и 3 протокола на юрлиц на 800 тыс. руб. штрафа.
 
При обнаружении нелегального карьера сложно выйти на конкретное юридическое лицо. Доказать, что разработку карьера ведут не конкретные пойманные с поличным экскаваторщики, а предприятия, непросто. Исключение - карьер в поселке Дворки Гурьевского района: там добыча песка велась с размахом. Как сообщил руководитель регионального отделения общественной организации «Зеленый фронт» Олег Иванов, на подъезде к нелегальному карьеру установлен щит, где указано, что разработку ведет ЗАО «Водстрой ПМК-1» и телефон организации, по которому можно заказать нужный объем песка.
 
У многих участников дискуссии накопились претензии к сотрудникам полиции.
 
«Нам направляют органы полиции материалы для возбуждения административного производства. Но в этих материалах нет основания. Полицейские сами пишут в протоколах, что «проводились рекультивационные работы» или вывозился «ранее добытый песок», т.е. по протоколам получается, что незаконной добычи не было. Хотя граждане, которых ловят, одни и те же. Органы полиции, наделенные полномочиями, просто не составляют протоколы», -сообщил Сергей Побережный.
 
При этом у Побережного и руководителя регионального управления Росприроднадзора Александра Иванова разные мнения на счет полномочий службы по экологическому надзору правительства области: «Должен поправить Сергея Калистратовича [Побережного], полномочия по проверке нелегальных карьеров у него есть».
 
Александр Иванов также отметил, что серьезным препятствием для борьбы с нелегальными карьерами является несовершенство законодательства. «Срок исковой давности за незаконное недропользование – 2 месяца, за это время мы только успеваем отправить запросы в органы власти». Далее руководитель регионального управления углубился в перечисление законов и подзаконных актов.
 
Доклад Александра Иванова прервал депутат Сергей Фирсиков, которого проблема незаконной добычи песка касается непосредственно (депутат по совместительству является гендиректором предприятий недро-пользователей «Гусев-Сухие Строительные Смеси», ООО «Эдиль-Карьер», ООО «Эдиль», ООО «Гусев-Цемент», ООО «СК-Эдиль»).
 
«Сколько можно слушать зазубренные по бумажкам данные? Мы все знаем, у кого какие полномочия! Мы пришли сюда, чтобы обсуждать проблемы, а не то у кого какие полномочия!», - взорвался депутат.
 
Про проблемы в своем ведомстве рассказал Сергей Побережный: «В нашей службе работает 10 человек, после сокращения правительства будет 9. Это очень большая нагрузка на наших сотрудников».
 
При этом, как выяснилось, на 10 сотрудников службы по эконадзору правительства области бюджет выделяет 20 млн руб. финансирования в год, в то время как в территориальном управлении Росприроднадзора работает 30 человек, и их работа обходится в 7 млн руб.
 
Замминистра развития инфраструктуры регионального правительства Игорь Гренджа сообщил, что в отделе недропользования также проблемы с загруженностью сотрудников. «В отделе работает 4 человека. На одного человека – 1 проект и один месяц работы. На наш взгляд, у нас большой перегруз. Выполняем работу качественно, но балансируем на грани».
 
Игорь Гренджа считает, что для того, чтобы устранить факты незаконной добычи, в лицензионное соглашение на разработку карьеров стали добавлять обязательное наличие весового контроля. Грузоотправитель отвечает за то, чтобы песок не отгружался больше нормы.
 
Но министерство инфраструктуры, как выяснилось, не имеет права контролировать незаконную добычу песка. «Мы не обладаем информацией, сколько нелегальных карьеров есть в области, это не наша задача», - сообщил Гренджа.
 
Вместе с тем спрос на легальную добычу песка в регионе велик. «В недавнем аукционе начальная цена лицензии на добычу песка была поднята с 4 млн руб. до 30 млн руб.», - сообщил Игорь Гренджа.
 
По мнению депутата Валерия Селезнева, на региональном рынке сложился дефицит предложения легального песка и песчано-гравийных смесей. «Добросовестные недропользователи поставлены в заведомо невыгодные условия. Мы видим следствие – дефицит. Что сделать, чтобы дефицит убрать? Нелегальная добыча песка приносит ущерб экономике – не платят за лицензию, налоги. А сколько мы теряем на рекультивации? В бюджет поступает 50 млн руб. налога на недропользование. Предлагаю отменить этот налог, чтобы уровнять легальный бизнес и нелегальный», - внезапно заявил Селезнев. Впрочем предложение депутата не нашло поддержки даже у его коллеги Фирсикова.
 
Начальник отдела недропользования регионального правительства Валентина Вахмянина считает, что информация о дефиците сырья – домыслы. «Потребность региона - 11 млн тонн. На сегодняшний день предприятия могут увеличить добычу до 30%. С федералами согласованно более 35 участков». Однако, как утверждает Вахмянина, региональный бизнес не спешит покупать лицензии «Сколько времени висит на сайте перечень участков? Хоть кто-то заявился? Все хотят получить [право на] безконкурсную добычу».
 
Наиболее ощутимые результаты по пресечению незаконной добычи общераспространенных полезных ископаемых (ОПИ) представил Россельхознадзор. Ведомство рассчитывает ущерб нанесенный почвам и сельхозугодьям и представляет иски в суд. «Штраф 5-10 тыс руб. не является останавливающим фактором. Однако предъявляются требования возместить ущерб почвам. В 2011 году был подан один иск на 1,7 млн руб., в 2014 уже 7 исков на 232 млн руб. На сегодня взыскано 134 млн руб. за нанесенный ущерб», - сообщил замруководителя ведомства Вадим Смирнов. По мнению Смирнова, полное пресечение незаконной добычи ОПИ невозможно из-за «отсутствия нормативно-правового регулирования и координации работы между ведомствами».
 
«Я соглашусь с моим вечным оппонентом Олегом Ивановым (эколог общественной организации «Зеленый фронт»), что в законодательстве существуют пробелы. Мы не можем попасть на контролируемые объекты», - добавил Вадим Смирнов.
 
Дмитрий Вьюнковский из управления экономической безопасности регионального управления МВД считает, что борьба с нелегалами затруднена из-за «отсутствия живого взаимодействия с органами государственной власти и муниципалитетами».
 
К проблемам правового регулирования Вьюнковский отнес «отсутствие механизма конфискации орудий труда».
 
На это модератор круглого стола, председатель комитета Облдумы по природопользованию Александр Никулин ответил, что региональный парламент внес законодательную инициативу, предусматривающую конфискацию техники с нелегальных карьеров.
 
«Очень сложно доказать факт незаконной добычи. Мы ловим экскаваторщиков, а они утверждают, что берут песок для личного пользования или роют пруд. Они подготовлены и знают, что говорить полицейским», - с тоской добавил Дмитрий Вьюнковский. Полицейский также сообщил, что схема добычи песка за последний год изменилась: на нелегальные карьеры стали выезжать ночью, добывают конкретные объемы по заказу доверенных лиц, рынок стал более закрытым.
 
«Действительно существует норма «добыча для собственных нужд». Это бич всего. Уважаемые господа профессионалы, нужно очень внимательно читать законодательство. Если полиция задерживает нарушителя, а он утверждает, что добывал для «собственных нужд», это не основание, чтобы отпускать нарушителя. Нужно проверять, запрашивать дополнительные документы», - поспорил с представителем полиции эколог Олег Иванов.
 
В ситуации, когда полномочия многочисленных органов власти четко не разграничены, когда сами чиновники не могут прийти к согласию, кто за что отвечает, существенную нагрузку взяли на себя некоммерческие организации.
 
Например, Сергей Побережный сообщил, что экологи «Зеленого фронта» возят на личном транспорте сотрудников службы по экологическому надзору на проверки, когда у чиновников нет транспорта.
 
К слову, львиная доля кейсов с «закрытыми» нелегальными карьерами, о которых отчитывались представители власти, были результатами проверок, инициированных «Зеленым фронтом».
 
При этом в ситуации, когда интересы представителей власти переплетены с интересами нелегальных добытчиков песка, общественникам приходится туго.
 
«В Озерском районе прекрасный случай: раз в месяц мне под копирку приходят ответы от местной полиции - определения об отказе в возбуждении уголовного дела. Почему они шлют? Прокуратура отменяет, а они не проводят новую проверку и просто распечатывают старое письмо и ставят другую дату.
 
Зачастую муниципалитеты инициировали обращения в органы власти через нас, через общественную организацию. У вас намного больше возможности повлиять на ситуацию, почему вы обращаетесь к нам? « А мы не хотим, у нас могут возникнуть сложности». А у нас сложностей возникнуть не может?», - поинтересовался Олег Иванов.
 
В завершении круглого стола Александр Никулин поддержал идею Олега Иванова, что в структуре правительства необходимо отдельное министерство природных ресурсов: «Это необходимо, потому что сейчас нет инструмента экологической политики в регионе, наш случай уникальный, ни в одном субъекте РФ подобного нет».
 
«Нужно выделить орган исполнительной власти в структуре регионального правительства, который бы объединял разрозненные полномочия в сфере охраны окружающей среды и природопользования. Не просить дополнительных полномочий и штатных единиц, просто нужно оптимизировать работу. Нужно проводить работу по законодательным инициативам», - добавил Олег Иванов.
 
Александр Никулин, резюмируя доклады экспертов, призвал к более тесной кооперации между различными ведомствами и пообещал создать «рабочую группу». К сожалению, декларацией о намерениях все и закончилось.
 
Готовность установить «живое взаимодействие» в борьбе с нелегалами продемонстрировал лишь Сергей Побережный, который побежал за Дмитрием Вьюнковским из полиции с «просьбой дать телефончик».
 

Теги: , , , ,

Опубликовано: 27 ноября 2014